Артём Перлик: увидеть мир как сказку!
08.08.2017
273 просмотра
Портал ПМД74

Вашему вниманию предлагается интервью с нашим автором Артёмом Перликом, опубликованное на портале православного молодежного движения Челябинской епархии. Беседовал Кирилл Белоусов. Публикуется с небольшими сокращениями.

— Здравствуйте! Расскажите о своих первых шагах в мире литературы. Как Вы пришли к тому, чтобы стать писателем? Какими примерами Вы руководствовались в своем творческом становлении?

— Добрый день! Я сделал первый шаг к литературной деятельности благодаря тому, что в моей жизни появилось живое ощущение того, что мир не оканчивается физикой. Ведь он не до конца может быть описан в категориях науки. Я видел, что в наибольшей мере жизнь похожа на сказку, которая существует на самом деле. Красоту бытия не в силах поколебать никакое зло и никакие мои страдания. Это чувство (по отцам Добротолюбия) есть восприятие мира таким, каков он есть — то есть «хорошим весьма». И невозможно было не делиться такой красотой, которая наполняет всё вокруг и приходит к тебе. Ведь творчество, по мысли святых отцов (Григория Паламы, Иоанна Дамаскина), есть исполнение назначения человека в жизни — умножать красоту в себе и вовне. Потому отцы и аскетику рассматривали как творчество умножения красоты в себе самом. И когда ты стараешься следовать добру, то жажда постоянно нести и творить красоту сопровождает тебя везде, в любом деле. Ганс Христиан Андерсен, замечая все это, говорил, что лучшей сказки, чем жизнь, не существует. А у митрополита Каллиста Уэра мы находим мысль о людях, которые существуют как литургические существа, раскрывающие свою человечность во всей полноте лишь в богослужении. Здесь слово «богослужение» нужно понимать широко — не только как службу в храме, но и как всякое дело, которое смотрит на Бога. Тогда наша жизнь становится песней Богу и мы хотим Ему петь и хвалить Его. Здесь и рождается поэзия, которая, как и всякое смотрящее на Бога дело, может быть для нас продолжением богослужения. Продолжением литургии, когда жизнью, умом, сердцем мы благодарны Тому, Кто привел в бытие всяческую красоту.

— Какие творческие советы Вы можете дать пишущей молодежи?

— Мой совет — читать классическую прозу и стихи и так приобщаться к великим традициям мировой литературы. Ведь как красоту Православия невозможно постигнуть без живых проводников в христианскую традицию, так и красоту мировой культуры невозможно постигнуть без тех подлинных литераторов, кто в полноте выразил красоту Духа Святого, наполняющего мир и ведущего всё к добру. Рекомендуемые писатели: Селинджер, Диккенс, Льюис, Толкиен и Андерсен. Поэты: Роберт Фрост, Николай Гумилев, Уолт Уитмен, Эмили Дикинсон и Роберт Бернс.

— Вы также известны как православный педагог и методист. Пожалуйста, расскажите о созданной Вами святоотеческой методике преподавания, а также о ее истории и распространении в России и других странах.

— Когда духовник дал мне послушание преподавать детям христианскую этику в общеобразовательных и воскресных школах, встал вопрос, как это делать правильно. Эти предметы могут быть самыми интересными в школе, но могут быть и самыми скучными, если преподавать их схоластически и в отрыве от духовной жизни и опыта учителя и учеников. Дореволюционный опыт не подходит для новых детей, а нового в то время не было. Да и что это за новый опыт, на чем он должен быть основан? Тогда я стал изучать труды Святых Отцов и самых лучших из учителей современности, которые преподавали детям и подросткам основы веры. Их замечательный опыт оформился в единую систему, которой я дал название святоотеческой системы преподавания. В течение многих лет этот метод я применял в нескольких общеобразовательных и множестве воскресных школ Донецкой епархии. В результате каждый урок становился для детей событием и праздником. Уроком света, уроком радости. Дети даже просили, чтобы этот урок проводился не только во время занятий, но и на каникулах, настолько их радовало и окрыляло происходящее. Как и всегда, святоотеческий подход оказался самым лучшим, чтобы повести детей туда, куда их зовет учитель, — к истинной жизни и Истинному Богу. Данная методика включает в себя работу с ребятами любого возраста. Она может пригодиться тем, кто проводит молодежные собрания. Методика равноприменима при преподавании предмета «Христианская этика» — и в общеобразовательных школах, и в школах воскресных. Плоды этой методики: появление у детей живого чувства по отношению к Богу, которое часто перерастает в молитву; укрепление веры через осмысление себя и движений своей души; ощущение ненапрасности своей жизни, а также светоносности и пасхальности мира, пронизанного Богом… Всё это и многое другое пробуждает в ученике святоотеческая методика преподавания православных предметов. Сама методика направлена в равной мере на ученика и на учителя.

— Вы профессионально занимаетесь исследованием святоотеческой мысли. С каких пособий, с каких богословов начинающий может начать этот путь? Какие журналы подобной тематики Вы можете порекомендовать?

— Лучшее, что можно посоветовать, — это прежде всего общение с теми носителями духа, которые откроют нам реальность Бога уже тем, что мы окажемся с ними рядом. Один мой друг-священник долгое время не мог понять, что же такое духовная жизнь на самом деле. И лишь встретив в Греции известного афонского старца Дионисия, он увидел, что Господь сотворил всё бытие только для нашей радости, а потому и мы можем приобщиться этой радости и ликованию, а также нести его тем, кто его не имеет. Каждый из нас ищет счастья. И каждый будет несчастен до тех пор, пока не ощутит Христову любовь. Потому в исследовании святоотеческой мысли так важно найти тех, кто мыслит по-святоотечески. Поскольку предание — есть жизнь Духа Святого в Церкви, то жить им, осмыслять его и им смотреть на бытие могут только те христиане, которые причастны Духу, то есть несут в себе подлинно святоотеческое сознание. Восхождение к преданию — долгий процесс, и по мере освящения человек, проникаясь Духом, начинает всё больше видеть мир и жизнь. Думается, что Христу сложнее не с тем, кто не вполне приобрел святоотеческий ум, а с тем, кто к нему не стремится. В завершение этой темы я хотел бы порекомендовать к прочтению «Патрологию» архимандрита Киприана Керна и труд церковного историка Константина Скурата «Великие учителя церкви».

— Вы обладаете дипломом теолога. В нашем городе также работает теологическая кафедра на историческом факультете ЮУрГУ. Пожалуйста, расскажите нам, как это образование помогает Вам как литератору, преподавателю и просто интересующемуся православным богословием человеку? Какие советы Вы можете дать студентам-теологам?

— Общаясь с разными удивительными людьми веры, с православными старцами, я видел, что они в буквальном смысле живут богословием. И когда я узнавал у них, отчего это именно так, то оказывалось, что все они ставили для себя предельные вопросы о смысле и сути, и они не хотели ни спать, ни есть, пока эти вопросы не находили ответа. И, прежде всего, это вопрос вопросов о Боге. Им было недостаточно признать умом факт Его существования, но необходимо было ощутить Его, начать жить с Ним общей жизнью. И Бог приходил в ответ на этот поиск, и они, живя в ясном чувстве Его, говорили о Нем. Это и есть богословие, которое всегда передает опыт встречи, участия. И, глядя на этих подвижников, я понимал, что на самом деле богословие существует для радости. То же касается и классических поэтов, писателей — все они писали не потому, что хотели выразить какую-то идею, но потому, что ощущали благодатную пронизанность бытия Духом Святым. Уже на это ощущение благодати нанизывались слова, которые одновременно умножали красоту и прозревали бытие до сути, до его духовных законов. Потому подлинное богословие и подлинная литература так близки. Джованни Боккаччо даже говорил, что поэзия похожа на богословие, а богословие похоже на поэзию. И там и там человек говорит о той красоте, которая открылась ему через проникновение в благодатную суть мира. В этом основание дара подлинного творчества, а потому строки классиков предельно наполнены высшей красотой. В этом смысле и подлинные поэты, и подлинные богословы были романтиками.

— А что такое в Вашем понимании быть христианским романтиком?

— Быть романтиком — это видеть, что мир не укладывается в материальность, что все тонко и отовсюду льется на землю Дух. Расскажу вам об одном крестьянине, побывавшем в монастыре во имя святого Коламбы Шотландского на Айоне. Однажды его спросили: «Что ты там видел?» И он ответил: «Там очень тонко». В ответ на недоумения земледелец пояснил: «Ну там вот Бог. И вот Айона». Так поэтично он выразил чувство, которое имеют добрые: Бог постоянно проницает и мир, и жизнь — Он делает все хорошим. Таков и подлинный дар классика — ощущать бытие как христианскую красоту, а историю как Промысел, ведущий к радости и обращающий жизнь в сбывшуюся наяву сказку. Всё высокое и важное в мире делается не для себя, а уж ради выгоды никогда не создавалось ничего великого. Цицерон говорил, что «человечество живет немногими» — лишь теми, кто старается для других. Настоящий писатель всегда создает, чтобы дарить, открывать, радовать и утешать небом, которое живет в его книгах и с которым возможно встретиться еще на земле во всем, что подлинно и причастно свету Господню.

— На Вашем сайте мы прочитали еще об одном Вашем интересном ноу-хау — сказкотерапии. В чем ее суть?

— Начну с того, что я провожу для психически больных деток и подростков каждую субботу в здании юношеской библиотеки сеансы сказкотерапии. Все они крайне отзывчивы к поэзии и сказкам, которые я им читаю. Слушают внимательно, сопереживают, грустят и радуются в зависимости от поворотов сюжета. Благодарят за стихи и сказки. Некоторые после моего чтения взяли в этой же библиотеке мои книги к себе домой. Общаться с ними — это один из самых светлых моментов за всю неделю. А на следующий день некоторые из моих новых читателей звонили мне и благодарили за «удивительные стихи». Сердце чувствует сердце, и они знают, что нам радостно видеть их. И в их голосе звучит столько кроткого почтения к человеку: с такой интонацией люди говорят, наверное, только о литургии. К слову, подробнее о наших волонтерских проектах вы сможете прочитать в моей автобиографической книге о пути к духовной радости, которая называется «Ты нужен мне».

— Челябинская епархия проводит ежегодную Международную трезвенную школу-слет и Молодежный форум «Увильды». Видите ли Вы перспективы сотрудничества с нами на южноуральских площадках?

— Одно из моих послушаний — проводить лекции для всех, кто захочет слушать. И моя личная радость — узнавать всё новых людей, живущих на этой земле, видеть их свет, радоваться тому, сколь невероятно разнообразие красоты, которое Господь дарит этому миру через людей. А лекции — возможность сделать всё это, принять слушателей в свое сердце. Поэтому я с радостью проведу лекции и для еще не знакомых мне слушателей Челябинской епархии. Тем выступлений у меня довольно много — но все они так или иначе касаются осмысления святоотеческого наследия в современном мире. Обычно первая тема, с которой я выступаю в новой для меня епархии, — это «Встреча человека с Богом». Со слушателями мы говорим о реальности Господа и об осознании этого современными людьми. Также я люблю рассказывать молодежи о современных подвижниках и старцах. Есть лекции по святоотеческому осмыслению мировой литературы, о церковном предании, о святых отцах, молитве в жизни современного человека, литургии, миссионерстве, волонтерском служении и многом другом.

— Еще о сотрудничестве. У нас в епархии есть сильный православный театр «Белая птица». Вы не могли бы поделиться опытом Вашей театральной режиссуры?

— С православным приходским театром я встретился полтора десятка лет назад, когда начинал ходить в храм. Помню, как меня радовала мысль ставить пьесы для больных людей. Ведь я так любил и ценил театрализованные игры. В общем, это было то, что созвучно моей душе. Именно поэтому меня однажды позвали в молодежный приходской театр в качестве театрального консультанта. Трудностей, конечно, было немало. Так, почти никто не умел играть роль и совсем никто не имел театрального опыта. Важно было подобрать роли, созвучные душевному настрою персонажей. И сами пьесы, которые мы ставили, были совершенно бездарны. Я же тогда только пришел в Церковь и считал, что эти пьесы являют собою некую неведомую мне высокую грань искусства. Мне приходилось силой заставлять себя считать их интересными и нужными зрителю. И хотя наши зрители в интернатах с удовольствием смотрели пьесы, я не мог избавиться от внутреннего раздвоения по этому поводу… Мне казалось, что, раз пьеса говорит о Боге, значит, она талантлива, хотя я ясно видел, что это не так. С тех пор прошло очень много лет, и за всё это время я не встретил ни одной православной пьесы, которая не была бы совершенно бездарной и скучной. Составителям этих пьес кажется, что если наполнить текст благочестивыми речами, лампадами, храмами и иконами, то непременно получится что-то красивое. А ведь еще Александр Блок говорил, что не следует давать имя искусства тому, что называется не так. По этому поводу мне вспоминается история, когда к Жюлю Верну пришел молодой писатель и попросил открыть секрет, как писать хорошо. На это классик ответил: «Лучше всего пишите слева направо. А затем еще, батенька, нужен талант…» Позднее я понял, что если мне нужны хорошие пьесы для воскресных школ или подобных постановок, то нужно писать их самому. Большая часть моих пьес вышла когда-то в одной моей книге «Сказка жизни». Можете их прочитать и поставить. Чаще всего мы ставили мою «Сказку жизни» о путешествии Андерсена, пришедшего из рая к молодому человеку, который не может понять, почему Господь допустил людские страдания. «Сказку жизни» мы ставили и на православной молодежке, и в тюрьме. А один мой знакомый, когда стал волонтером в одной из психиатрических больниц города, поставил ее с больными. Актерами у него были сами пациенты больницы, и зрителями — тоже.

— Хотели бы Вы передать пожелания нашим читателям?

— Я рад поделиться с читателями тем открытием, которое всегда удивляет меня: наша жизнь ценна и интересна нам лишь тогда, когда мы живем для других. Тогда Господь открывает нам всё вокруг как цветную радугу Духа, чтобы мы смогли увидеть весь мир как сказку. Сказка всегда совершается в нашей жизни. Приведу такой пример. Когда-то давно ко мне как к психологу обратилась добрая девушка, которая, как и все девушки, унывала оттого, что никак не получается встретить мужа. Ее боль по этому поводу была столь велика, что она говорила, что согласна выйти замуж и за огородное чучело, если то только сделает ей предложение. Я ей сказал тогда: «Не нужно тебе чучело, а нужен хороший муж». Я посоветовал ей довериться Богу и с этим доверием начать делать добрые дела. Мы с ней вместе несколько лет ходили в больницу. Служили больным, помогали инвалидам и старикам. Было видно, что она старается помочь всем этим несчастным людям. Старается не просто потому, что ждет награду, а потому, что ей стали дороги эти люди. Она научилась не проходить мимо чужой боли. И тогда Господь послал ей удивительного, доброго и светлого человека, который в буквальном смысле сдувает с нее пылинки, бережет ее и любит как свое великое сокровище. Так счастье пришло в ее жизнь, но вначале она научилась дарить счастье другим. Этот навык остался с ней навсегда — она и в браке не оставила дел милосердия, которые теперь делает вместе с мужем. Пусть ваша жизнь станет сказкой, которая случилась на самом деле!

Артём Перлик фото2.jpg

Сайт Артема Перлика, где можно ознакомиться с анонсами к написанным им книгам, посмотреть видеофрагменты его выступлений, прочесть отрывки из его произведений.