Маленькое серое зло
01.04.2014
4928 просмотров

Переходите на темную сторону, у нас есть печеньки! Почему-то когда читаешь эту фразу, «темная сторона» представляется всегда «темной половиной». А ведь с христианской точки зрения, темная сторона – это всего лишь «темное пятнышко». И эти две точки зрения вызывали нехилые баталии в первых веках нашей эры. Существовало целое учение – манихейство, оно же дуализм, которое утверждало, что мир создан пополам добрым и злым богом. Звучит, кстати, убедительно. Правда, тогда не очень понятно, почему злой бог – злой. Ведь он полноценное начало, абсолютно равное по ценности доброму, и неясно, почему его должны дискриминировать?

Кажется, что манихейство – дела давно минувших дней. Однако в 19 веке тема приобрела вторую жизнь – Ницше начал переоценивать ценности, романтики и декаденты начали поэтически воспевать зло. Короче, зло приобрело небывалую важность и авторитет. В 20 веке к этому добавились еще и популярность восточных "инь и ян" как схемы "недобра и незла, а просто мировых начал".

В общем, недавно я задумалась, что дуализм – это отправная точка почти всей нынешней массовой культуры. Все эти Дневные и Ночные дозоры, вампиры и прочие оборотни явно претендуют на то, что они – часть некоего «равновесия», которое не должно нарушаться. Но зло в этом равновесии – явно полноценный партнер. Бывают, конечно, и исключения. Например, в «Звездных войнах» зло – это явно испорченное добро, неприятная флуктуация. Во «Властелине колец» – тоже (ну Толкиен-то был христианином, тут все понятно). Но в целом тема про «равновесие», и вообще про важное и увесистое зло – гораздо убедительней. Я вот тоже в свое время была убежденной дуалисткой. Потом, правда, прошло.

Недавно я соблазнилась почитать книжку «Блаженный Августин за 90 минут», и там наткнулась на отличный кусочек про философию неоплатоников, которая была очень близка христианству, и противостояла манихейству (Блаженный Августин тоже одно время был манихеем – так что у нас с ним даже в чем-то похожий идейный путь). 

Читаем:
«Как и для Платона, для неоплатоников… высшей реальностью является Единое. Другие вещи эманируют (излучаются) из этого Единого в нисходящем порядке (ступени таковы: реальность, ценность, объединение). Зло возникает из разобщенного материала в самом низу этой шкалы, далее всего от Единого. Это значило, что для описания природы зла более нет нужды в дуализме, как этого требовало манихейство. Для неоплатоников зло — это просто отсутствие блага. Оно максимально удалено от высшей реальности Единого и, таким образом, является самым нереальным из всего. Здесь лежал ответ неприемлемому для Августина дуализму, ответ, который решил раз и навсегда проблему зла — оно едва существовало».

В общем, добавить особо нечего. Добро – это единение и согласие, зло – это разруха, разделение, разброд и шатание (которые предпочитают называться как-то более респектабельно, например… «свобода» или «независимость»). Такая схема отношений добра и зла явно отличается от популярной идеи «равновесия». То есть, печеньки у зла может быть и есть, но на стороне добра рацион гораздо разнообразнее.