Зачем быть добрым?
06.10.2014
4314 просмотров
Дарья Косинцева

Популярный вопрос: зачем быть христианином, если можно быть просто добрым? Я тоже когда-то пыталась пойти по этому пути. И в итоге вопрос переформулировался: а нафига вообще быть добрым, если не быть христианином? Если Бог есть, ты хотя бы получаешь профиты в виде сдвигания гор и царствия небесного. Если Бога нет – то профиты от добра весьмааааа сомнительны. То есть когда я была последовательной атеисткой – я была и вполне последовательной аморалисткой.

Я часто слышу обвинения в том, что христиане постоянно кривят душой и выкручиваются, когда надо обсуждать жестокости Бога или жестокости инквизиции. Но это не идет ни в какое сравнение с тем, как начинают вилять «моральные материалисты», когда им надо обосновать добро! Натурально, надо вертеться как уж на сковородке, чтобы аргументировать за добро без привлечения «иррационального».

А вот если быть до конца честным, то получается скорее как у нашего постоянно читателя: Юрiй Лазаревъ: «Я прихожу сейчас от своего атеизма к тому что действительно никак нельзя объяснить понятие совесть, ну вообще никак, с точки зрения теории эволюции его не должно существовать абсолютно и никак. И мне лично кажется что только христианство дает ответ на этот вопрос цельно».

Добро, совесть – все это абсолютно нелогично с точки зрения атеизма. Сколько разнокалиберных попыток научно обосновать добро я не перебрала, пока была атеисткой! Все они ужасно пресные, неубедительные, мало что объясняющие. Ну, к примеру, что «сотрудничество у нас в генах» и выработано эволюцией. Ну окей: история показывает, что люди успешно сотрудничают определенным группами, попутно отправляя представителей других групп в газовые камеры. Ой, ну да, конкуренция – это же тоже эволюционный инструмент… Так чем тогда вообще «добро» отличается от «зла», чем тогда камеры хуже сотрудничества? Побеждают сильнейшие – все во благо эволюции.

И вот так всегда случается с «научно обоснованным добром»: оно вечно с душком, подразумевает то газовые камеры, то концлагеря, то эволюционно обоснованную мужскую полигамию, то еще что-нибудь эдакое. У Достоевского Великий Инквизитор как раз хочет двигать добро без веры и обосновывает вновь пришедшему на землю Христу, что Он вообще тут лишний. Когда «Бога нет» и через человека Он не действует, то человек превращается просто в относительно плохой материал, который частенько приходится облагораживать бесчеловечными методами.

То есть на фоне вегетарианских попыток выработать стерильное «гуманное добро без Бога» убедительным выглядит только полный аморализм. Он редко формулируется как «Добро – а нафига?». Скорее как «А мы сейчас сделаем свое прогрессивное добро с блекджеком и концлагерями». В общем, все как у Ницше. Ну или как у Достоевского в формулировке «Если Бога нет, все позволено». Нацист с винтовкой выглядит в таком свете честнее, последовательнее и привлекательнее, чем прекраснодушный либерал, который пытается что-то обосновать «за гуманизм».

Потому что «добро без Бога» неизбежно превращается в унылое «моралфажество». Я могу понять, зачем любить ближнего, чтобы двигать горы. Но попробуйте убедить меня, что надо любить ближнего, потому что это хорошо и эволюционно обосновано. Я ухмыльнусь и скажу, что естественный отбор рулит, и с чувством полного удовлетворения пущу ближнего на мыло. И это будет вполне философски обоснованно, честно и последовательно.