Дом терпимости. Друг к другу
08.07.2017
469 просмотров
Валентина Калачёва

(почти что тост)

Когда мне по роду деятельности необходимо присутствовать на разных психологических тренингах, современная психология производит на меня впечатление лженауки из очень темного Средневековья. Целенаправленное катание клубочков от одного человека разумного к другому, рисование ромашек с серьезным выражением лица, создание коллажей из разрезанного журнала Cosmopolitan для осознания своего места в коллективе, вождение хороводов и театрализация сказки типа «Колобок» с неведомыми научными целями, причем людьми, которым до пенсии ближе, чем до момента рождения, уже вопросов не вызывают. Потому что это явная клиника, которая призвана не столько решать социально значимые вопросы, сколько покрыть лень специалиста. Одно дело деньги зарабатывать трудом — вагон литературы перелопатить, используя мыслительные операции анализа, синтеза, индукции, дедукции, аналогии и проч., презентацию сделать, довести до людей необходимую информацию, дать практические советы, ответить на вопросы, а другое — полтора часа картинки клеить и интерпретировать их, подобно рыночной гадалке. Но нет худа без добра.


Как-то тут приглашенная специалистка проводила командообразующий тренинг для педколлектива нашего учреждения, знакомила в том числе с проблемами положительной и отрицательной мотивации к профессиональной деятельности. Заинтересовала одна психологическая модель, которую можно запросто наложить на ситуацию, когда люди, психуя, уходят из Церкви и впоследствии всячески её полощут.

Если у человека возникает трудность (например, у настоятеля, редиски, минивэн «мерседес», а гражданину этого не понести, потому что праведный Иоанн Кронштадтский последние сапоги с себя снимал, а настоятель — он ни разу не святой Иоанн, и это ранит в самое сердце), то дальше дело упирается в мотивацию. При положительной мотивации пребывания в Церкви, человек ищет ресурсы, чтобы эту трудность преодолеть — читает первоисточники — Евангелие, Святых Отцов, духовную литературу, проверенную временем, говорит с верующими «со стажем», и в конце концов приходит к выводу, что настоятель — вообще ни при чём в деле его спасения, и Христа он ему не застит даже лесовозом МАЗ. И пусть он там себе рулит, а я за него помолюсь (ему хулиганы мерседес раздолбают, и он пересядет на скромный форд, на котором въедет в рай со скоростью болида «Формулы-1» :))))) Шучу.

А если мотивация отрицательная, то человек плюёт на Церковь и начинает подыскивать оправдание своему поведению: какие у нас там все зажравшиеся, продажные, неблагонадежные и т. д., и т. п. И происходит это по стадиям: усталость и полная потеря эмпатии к людям (плевать мне на ближних-дальних, потому что смотрю я на мерседес, и мне плохо, плохо мне и всё тут), потом беспокойство относительно того, что все обращают внимание на то, что мне плохо (вон видишь, бабушки шепчутся, это они обсуждают мой кислый лик, не иначе, ведь больше тем для разговоров нет). И потом пункт-развилочка: человек психует и уходит «раз и навсегда», либо он начинает провоцировать конфликты и вести подрывную 
деятельность внутри Церкви и реформировать её («Запорожец» красит человека, а не человек «Запорожец»!). И как утешительно учит нас наука психология, после этого происходят соматические расстройства, болезни и смерть :)))) Ну смерть, в общем-то, всегда происходит, вне зависимости достижений науки психологии.

Таким образом, корень успешного преодоления трудностей — в мотивации. Зачем я в Церкви? что мне здесь надо? а лучше — Кого ради я здесь? Ответ — в Евангелии, в котором начисто вымарали главу про автомобилестроение. Предусмотрительные, видно, были люди.

В общем, как пожелал мне коллега на выходе с семинара: «Так пусть же наш дом родной (это он о работе нашей) станет домом радости и терпимости!» Потом помолчал и добавил: «Друг к другу!» Пожелаем того же нашей Церкви и прихожанам её, а также мотивации — сугубо положительной.