Если нет сил любить
30.08.2017
830 просмотров
Блог портала "Предание.ру"

Автор: Матвей Берхин

Надрывный кашель — такой же, как 15 минут назад, и полчаса, и час… Видимо, горлу больно, и сын просыпается и плачет, жалуется… Я знаю, что ничем особо помочь не могу, но встаю, чтобы посидеть у его постельки и погладить его. Похоже, он чувствует мою растерянность, отталкивает мою руку, машет на меня и кричит: «У-ди! У-ди!» (звук «й» никак ему не дается). Я послушно ухожу. И так полночи: подойди, отойди, возьми на ручки, покачай, положи обратно, накрой одеялом, убери одеяло… Ребенок мучается от кашля, не может заснуть. Я стараюсь демонстрировать ему, что я рядом, я готов помочь, я ему сочувствую.

Где взять на это силы? Я все думаю про безусловную любовь — красивое выражение, но где ее черпать, чтобы потом раздавать? Ну ладно, ребенка, говорят, просто жалко, потому что маленький, а как быть со всеми остальными?

Как пел Башлачев:

Но как же любить их, таких неумытых,
Да бытом пробитых, да потом пропитых,
Ну ладно там друга, начальство, коллегу,
Ну ладно — случайно утешить калеку,
Дать всем, кто рискнул попросить…
Но как всю округу, чужих, неизвестных,
Да так как подругу, как дочь, как невесту —
Да как же, позвольте спросить?
(А.Башлачев, «Тесто»)

Любовь — это действие

Зачастую любовь — это сначала действие, а потом чувство. «Если ты находишь, что в тебе нет любви, а желаешь ее иметь, то делай дела любви, хотя бы сначала и без любви. Господь увидит твое желание и старание и вложит в сердце твое любовь», — говорит Амвросий Оптинский.

Причем любовь — это действие чрезвычайно активное, требующее, подчас, всего, что есть у человека: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоан. 15:13). Окружающий мир постоянно посылает каждому человеку вызов, требует от него сочувствия, требует явить любовь делом. Многое требует усилий, зачастую немаленьких. Где взять на это силы? У меня есть несколько источников.

1. Опыт.

Если я получал безусловное принятие и любовь со стороны других, мне легче дарить любовь другим. Для этого мне представляется очень важным позволить другим людям проявить сочувствие по отношению ко мне, позволить другим быть ко мне внимательным и заботливым. Просить о помощи и получать поддержку — нормально; в том числе и для этого мы спасаемся в Церкви, а не поодиночке.

Опыт любви и принятия можно получить не только от людей. Когда я вспоминаю, как милостив и снисходителен был ко мне Бог, я могу что-то делать с собой, чтобы относиться и к другим более внимательно: «если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга» (1Иоан. 4: 11).

Часто человека сравнивают с чашей: если меня никто не наполняет любовью, если мой сосуд пуст, то смогу ли я черпать из своего сосуда, чтобы наполнить сосуды других? Возможно, поэтому монашеская практика часто предписывала чередовать служение ближним и уединенные молитвы: «время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий» (Еккл.3:5).
Кроме того, думаю, отрицательный опыт — тоже опыт. Когда от меня требуют любить, полезно вспомнить, как мне было, когда меня игнорировали, с моими потребностями не считались, моими чувствами пренебрегали.

2. Молитва.

Вероятно, у кого-то она стоит на первом месте — у меня, к сожалению, не так. Христос пришел на землю, «чтобы имели жизнь, и имели с избытком» (Иоан. 10:10). Именно Он, в конечно итоге, источник всякой силы, всякой жизни. Недавно был праздник Преполовения Пятидесятницы (середина между Пасхой и Троицей), в Церкви пели: «жаждущую душу мою благочестия напой водами, яко всем Спасе возопил еси: жаждай да грядет ко Мне и да пиет. Источниче жизни нашея, Христе Боже, слава Тебе». Для меня молитва и участие в Таинствах — это, в том числе, возможность получить жизнь непосредственно от источника жизни — Христа, «ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян. 17:28).

3. Целенаправленность.

Один из тягчайших моих недугов — постоянно расфокусированное внимание. Полминутки пописал текст про подопечного — проверил почту — ответил на письмо — пришло уведомление — почитал фэйсбук — ой, мне же срочно надо дописать… Понятно, что когда в этот поток вплетается необходимость кого-то деятельно любить, о ком-то по-настоящему позаботиться, моя тактика не меняется: я отвлекаюсь на звонки, параллельные дела, пытаюсь параллельно читать книгу — и когда человек напоминает о себе, раздражаюсь. Просто сфокусироваться на деле, сказать себе: «я сейчас с этим человеком, и только с ним» очень сильно сберегает силы на деятельную любовь.
Авиарежим (отключение приема внешних сигналов телефоном или ноутбуком) — потрясающая вещь. Жаль, нельзя его включить в голове…

4. Решимость.

«Битвы выигрывают до начала сражения» — конечно, это не универсальный принцип, но иногда он бывает полезен. Если я думаю, что покачаю ребенка 10 минут и лягу спать, то через полчаса я могу быть уже в бешенстве. Если же я настроился сразу на худший сценарий («до утра масса времени, и я буду вставать к ребенку столько раз, сколько он позовет»), то полчаса укачивания покажутся совсем короткими. Другой вариант: заранее решить, сколько времени я готов посвятить этому человеку, и решить, что я буду делать потом («завтра рано вставать, поэтому полчасика я с ним посижу, а потом разбужу жену»).

Итого

Итак, когда мне кажется, что Господь требует от меня любви к ближним, а сил на это нет, я могу:
1) Вспомнить, как я получал любовь от других, как Господь был заботлив по отношению ко мне, и напротив — как тяжело было мне столкнуться с черствостью и равнодушием окружающих;
2) Помолиться и попросить сил у Источника жизни — Христа;
3) Принять решение, что на время я отсекаю все лишнее и фокусируюсь на этом человеке;
4) Определить время, если необходимо, и набраться решимости не отступать.

А что вы делаете, когда не хватает сил на любовь? 

Оригинал.