ИСПОВЕДНИКИ ПОНЕВОЛЕ
01.02.2017
607 просмотров
Валентина Калачёва
Посмотрела тут в кои-то веки «кина» (не зритель я) на одну и ту же тему — подростковой религиозности. «Ученик» (Россия, 2016) и «Крестный путь» (Германия, 2014). Первый — профессиональная адская поделка, второй — то, что имеет отношение к киноискусству. Говорить ничего не буду, т. к. знаю: у людей в наличии есть глаза, закоммутированные с мозгом. Но одним наблюдением «на тему» поделюсь.

Я когда «медленно и верно» стала воцерковляться, меня в православной общественности потрясало — простите за высокий штиль, но именно так — потрясало стремление ковать из своих детей исповедников поневоле. Если б я работала с ящиками на заводе, то опыт наблюдения у меня был бы скромный, но я ж работала в школе с «православным» оттенком (часть классов с «православной культурой», часть — всяких-разных). Я ж с детьми работала (и продолжаю), которых к нам приводили целеустремленные женщины, закутанные в платки, и суровые мужчины с окладистыми бородами. И в основном методе их воспитания с наименованием «перст указующий» «любовь» просто зашкаливала. Т. е. детям еще полбеды, но подросткам говорили примерно так: «Значит, главное — будешь ходить с косой до пят, в юбке до пола… Какие джинсы? Ты что, Христа на джинсы променяешь? Ты хочешь, чтоб про нашу семью говорили, что мы нехристи поганые? Нет, мы достойные люди! Какая такая популярная музыка? Иеромонах Роман с Бичевской — наши звезды путеводные! Пушкин… Ну что Пушкин? Придется смириться, почитать! Ты особо в голову-то его не бери. Вот прп. Исаак Сирин — то ли дело! На ОБЖ не ходи, на биологии не слушай учительницу, она будет в геенне огненной гореть за свои взгляды».

И мается бедное дитя ни за что ни про что. С одной стороны, референтная группа в него пальцем тычет и ржет всю дорогу, с другой — родители тиранят. А сам ребенок вообще не понимает, из-за чего страдает-то. Это ж не его взгляды, которые он готов исповедовать. Это ему «мама сказала», чтоб про нее православные подружки чего дурного не подумали. И возникает абсурдная ситуация — за человека выбирают подвиг и говорят: попробуй, мол, откажись, мы тебя быстро в нужный статус возвернем психологическими и экономическими рычагами воздействия.

А чего я потрясалась-то? Мне казалось странным, что в религии любви и свободы эти качества планомерно попираются, причем теми, с кого надо бы брать пример. Они ж православные, сто лет при Церкви, спецлексикой владеют в совершенстве, христианизированы по уши, иконами обвешаны, с Библией не расстаются. Не чета мне вообще, путающей диакона с алтарником. Значит, я не понимаю чего-то в учении Христовом? Короче, долгая песня, как я со всем этим по молодости разбиралась.

Я человек странный, поэтому считала и считаю, что начинать воспитание надо с себя. И болталась в моей голове мысль, что неплохо бы этих мамаш в их нынешнем смиренном облике куда-нибудь к сатанистам на проповедь направить, для прохождения христианской практики. Или вот к таким людям, от которых мой муж как-то храм Божий «оборонял». Он 7 декабря (память св. вмчц. Екатерины) отправился в Екатерининскую церковь на раннюю литургию. Приходит такой и говорит: «Слушай, полчаса раздетым на морозе стоял, пока уговорил одного со священником не разбираться». Оказалось, во время службы вошел туда подвыпивший мужик лет тридцати пяти с целью, как я поняла, разобраться с попом-мироедом, который на Mitsubishi ездит тут, понимаешь. Не знаю, на чем там отец Андрей ездит, какой державы колымага его, раздолбанная по сельским дорогам, но впечатлила она беднягу. Муж его потихоньку к выходу вытолкал и беседовал на тему, что не надо священника трогать. Потом выяснилось, что парень в завершение еще и с собой покончить хотел. Т. е. пассажир — что надо, агрессивный и ерепенистый. Короче, как-то муж его, с Божией помощью, восвояси отправил целого и невредимого. Так я к чему? Собрать бы таких в группу и маманю туда архиактивную на перековку. Почувствуй то, что чувствует твой ребенок, если не понимаешь другим способом. А то сама там домохозяйничает под радио «Вера», умывшись соплями розовыми… Сытый голодного не разумеет.

Но самое главное — был бы толк от такого воспитания. Я б хоть один положительный пример от «клерикальных радикалов» увидала, подалась бы изучить опыт. Но не случилось со мной такого. Как в сторону Церкви дети их плевали, видела, как во все тяжкие пускались, как ненавидели всё православное скопом, тоже.

Один случай расскажу. Была у нас мамаша, которая натурально заперла сына в четырех стенах, в школу не пускала, потому что там злые дети от псалмопения отвлекают. Паломничества по расписанию, дома — сплошь молебны. Учебники все перечитаны, ненужные страницы вырваны. Учителя на дом приходят, в присутствии родительницы излагают суть предметов. Она по ходу занятий синхронно цензурирует. Меж собой мать с сыном изъясняются цитатами из Священного Писания. «Ну, — думаю, — из этого-то парня должен ангел получиться, оплот веры православной!» Так маманя-то бьется — не впустую ведь! Сколько-то лет прошло. И тут возник «Контакт». Я между делом натолкнулась на страницу юного богомольца. Ну что могу сказать? Я учила ребят из классов ККО и ЗПР — это когда к девятому классу у каждого по ходке на зону за поножовщину или вооруженный разбой (раньше законы строже были) и дочь любовницы учится двумя классами младше, — так у них страницы были в разы целомудреннее.

И чего? Я не к тому, чтоб всё на тормозах спустить, а просто: на высокомерие по отношению к падшему миру и помещение дитя за забор, возможно, надежды мало.
Как и на религиозный таран.
Невольник — не богомольник.
Вообще.