Комфортное христианство?
27.10.2014
4373 просмотра
Дарья Косинцева

Мне тут сказали, что для того, чтобы отказаться от контрацепции и ЭКО, нужна очень суровая вера. И вот тут я поняла, насколько отличается норма «современного человека» и норма христианства. Действительно, отказ от контрацепции и ЭКО, вообще от планирования семьи – это просто немыслимо для современного человека. Но если посмотреть с точки зрения христианства... Да настоящий христианин вообще должен отказаться от брака, от собственности, от красивой одежды, от вкусной еды, от денег, от работы! Жить как птица небесная и ходить проповедовать. Вот это реально надо иметь ВЕРУ. А я, не сумевшая отказаться от брака, секса, социального благополучия и очень любящая новые сапоги, всего лишь отказываюсь от контрацепции и ЭКО – и это видится чем-то невероятным, лютым подвигом веры, это «слишком радикально», это неприменимо для 99% тех, кто считает себя христианами. А на фоне христианского идеала это просто тьфу! Ну хоть какой-нибудь мелочью же должны христиане отличаться от мира (участие в крестном ходе на Пасху никого не убедит).

На мой взгляд, комфортное христианство для среднего класса – это очень грустно. «Мудрость мира есть безумие перед Богом» – по аналогии можно сказать, что в мудрости Божией всегда есть некое безумие для мира. По-моему, в любом христианине должна быть эта легкая отчаянная безуминка, искорка, что ли, – или, говоря языком возвышенным, хоть маленький отблеск божественного огня, который «человек не может увидеть и остаться в живых» (Исход 33:20). Так, чтобы он освещал окружающий мрак и заставлял по-иному взглянуть на происходящее, так, чтобы невозможно было пройти мимо, не заинтересовавшись, чтобы хотелось удивляться, спорить, спрашивать. Образ «благочестивого прихожанина», который, по-моему, сейчас подсознательно является идеалом для большинства верующих, – это невыносимо тускло. То, что этот образ жизни кажется очень серым и скучным на фоне ярких порочных образов современности, говорит о многом.

Противоположность «комфортной веры» и «веры с искоркой» отлично иллюстрирует евангельская история, которая заканчивается знаменитой цитатой про «трудно богатому войти в Царствие Небесное»: «Некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Он же сказал ему: (...) Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди (...) не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя. Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение. Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное». На мой взгляд, речь идет тут даже не столько о богатстве, сколько о том, что человеку невозможно попасть в Царство Небесное без какого-то «квантового скачка», без вызова, без перелома привычного жизненного пути. Короче говоря, трудно нормальному человеку войти в Царство Небесное. Задумайтесь, ведь по-хорошему, именно такого «благочестивого юношу, сохранившего заповеди от юности своей», представляет сегодня большинство верующих при словах «хороший христианин».

Конечно, представители Церкви не могут требовать от своих прихожан больших совершенств, чем те, которыми обладал тот благочестивый юноша. По-моему, Церковь, которая призывает всех и каждого к горению и подвигам веры (а заодно и отказу от имущества), – это тоталитарная секта. Но каждый из нас сам устанавливает, что ему по силам: хочет ли он остаться этим юношей из Евангелия или все-таки хочет чего-то большего.

А пока стоит ли удивляться, что мир вокруг почти сплошь атеистический и ценности его часто антихристианские? Надо сначала спросить себя: а в нас-то есть силы противостоять ему? Мы-то разве очень убедительны и бодры или все больше «отходим с печалию», сталкиваясь с вызовами Евангелия? По-моему, сейчас мир гораздо больше убеждает христиан, чем христиане – мир. Об этом и свидетельствуют компромиссы верующих с «современными достижениями» и «современными взглядами». Это нормально, это разумно, это естественно, в этом нет ничего такого... – и в этом-то как раз и проблема. Потому что «мудрость мира есть безумие перед Богом».