Конец всем святым и православию!
07.03.2017
1329 просмотров
Игорь Лужецкий

Я очень люблю первое воскресенье поста, праздник Торжества Православия (нет, серьезно, есть такой праздник в литургическом календаре). Нет, отцы не разбивают кадила о голову и не спрашивают за то, где служил. Он очень грозно-пафосный и суровый, чин чтения анафем и вообще. Лепота. С ним у меня связана байка времен церковного детства и мысль времен богоотступничества, то есть текущих.

Сначала байка.

Во время литургии есть моменты чтения Апостола и Евангелия. И надо знать, что богослужебные издания отличаются от обычных не только позлащенным окладом, но и оформлением текстов. Текст разбит на зачала, посвященные каждому дню года, и на зачала праздников. Выглядит это так: красным написано «чти Пасхе» (например), далее текст и красным же «конец Пасхе». Написанное красным не читается. Но был случай на приходе. Как раз в первое воскресенье поста. Молодой переволновавшийся послушник вышел на чтение Апостола и, что не удивительно, увлекся. Дошел до красной строки и… не остановился. И возвестил велегласно на весь храм: «Конец всем святым и православию!» Подытожил, так сказать. Повисла гнетущая тишина, прерванная хохотом настоятеля. Грозная патетика праздника была сорвана. Но литургия свершилась легко и радостно. Всякий раз теперь вспоминаю этот случай в этот день.

А теперь мысль.

День Торжества Православия – это день рефлексии над тем, а во что мы, собственно, верим и во что не верим совершенно. День, в который нужно отделять мух от котлет. Внутри своей головы, например. Кроме того, это прекрасный день церковной неполиткорректности, когда можно громко сказать: «Ересь».

А что это, кстати, значит и зачем это надо говорить? Вообще ересь – это «выбор» в переводе с греческого. А откуда тогда такое негативное отношение? Что плохого в выборе? И вот тут начинается интересное. Воспоминание церковной истории. Дело в том, что зачастую определенные выборы чисто богословского (казалось бы) характера весьма лихо меняли духовную жизнь людей. Притом не в лучшую сторону. Вот, скажем, если взять вполне безобидных монофизитов с их верой в отсутствие человеческой природы Христа, то на следующем шаге можно усомниться в возможности собственного обожения посредством аскезы и прочих ништяков. Разверну мысль. Если Господь не смог стать человеком, то как я могу приблизиться к Его совершенству? То есть берем и меняем один догмат, притом (казалось бы) немного, а на самом деле это тонкое изменение может уронить всю Церковь. И не только ее, но и вполне конкретного человека, вполне конкретную душу.

По этой причине важно каждый день повторять Символ веры и хотя бы раз в год вспоминать о выборах и путях. Которые ведут во тьму внешнюю. Просто техника безопасности.