Ноль — о кресте
01.02.2017
1522 просмотра
Валентина Калачёва

Чем Церковь напоминает мне прачечную? Полоскательными функциями в отношении мозгов и души. Мозги полощут на проповеди, душу — на исповеди. И то и другое — дары Божии. Бесценные и невозвратные.

Как-то вот стояла в Екатерининской церкви родного города Петрозаводска и слушала отца Андрея по поводу крестоношения современного христианина. Он комментировал слова Спасителя: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16: 24). Когда мы вслушиваемся в эти слова, то возникает ассоциация «смирись перед скорбями житейскими» и соответствующие вопросы «как взять? где взять? что именно взять?». Отец Андрей увязал эти слова с притчей о талантах, у которой масса разночтений. Спроси любого: «Что значит зарыть свой талант в землю?» Он тебе тут же ответит: «Это значит вместо того, чтобы развить природное дарование и служить им людям, валяться на диване и смотреть телевизор. Ой, вру, пить пиво и мучить ноутбук».

Тем не менее речь идет не о быте, не о мире видимом, от которого даже праха не останется, а о таланте веры. Господь не вещал о тлене. Он не говорил о мире дольнем изолированно, но только как о примере для восприятия мира горнего. Не трогал Христа ни карьерный рост, ни уровень жизни, ни что другое, о чем мы тут рыдмя рыдаем, сочиняя личные просительные ектеньи, которые, по словам, по-моему, преподобного Исаака Сирина, напоминают вопли-прошения о гное нищего — к царю. Т. е. вот тебе все условия, все возможности — проси сокровищ! Не-е, хочу помойку посытнее. Поскольку время — тоже дефицитный дар Божий, сразу резюме речи отца Андрея: веру надо преумножать посредством несения креста, т. е. жизни по Евангелию.

«Какая простая и ясная мысль! — возрадовалась Калачёва. — Но при чем здесь крест? Ведь по Евангелию жить радостнее, чем, допустим, по УК». Наш Господь на ответы скор. Куда там «Гуглу»! Поэтому тут же передо мной широко расположилась тетя с двумя малолетними детьми. Причем пришла она к началу службы, но поскольку трехлеткам наши литургические песнопения, растянутые во времени, не катят ну совсем, детишки начали громко возмущаться, а тетя, соответственно, с ними путешествовать по храму. Ну и нашла она предпоследнее пристанище аккурат у меня под ногами. Дети орут в голос, мать активно наставляет их в исихазме, нервно удивляясь, что родила не прпп. Сергия и Серафима, а ребят попроще. Минут пятнадцать они там, по слову тети, «молились» так, что пол дрожал и свечи гасли. Затем им свечница указала истинный путь — на улицу до Причастия. Маманя, грозно зыркнув на нее и бестолковых немолитвенных чад, рванула по указанному адресу. А до меня дошло, в ЧЕМ крест-то закопан.

Исходя из правды своей, я терпеть не могу этих дурных мамаш, которым подружка сказала, что если, мол, хочешь, чтоб Федечка не болел, тащи его в церковь и сама там тоже не отставай. И вот начинаются для Федечки ползункового возраста черные воскресные дни, сводящие на нет всю его психологию с физиологией. «Встань! Молчи! Крестись! Не болтай! Пой! Равняйсь! Смирно!» И носом в пол на словах «Святая — святым!» Голова четко зафиксирована суровой материнской ладонью, чтоб без всяких там кощунственных вольностей. Для меня это форма православного фашизма. Была.

Просто крест заключается не в том, чтобы по дурной справедливости подобрать явлению запоминающийся ярлык, а в том, чтоб — вот по Евангелию! — всё это терпеть и молиться: 1. За маманю, дошедшую до ручки. Чего ее в храм-то потянуло? Вестимо. Опоры нет, любви нет, жизни нет. Последняя надежда на Бога. Вдруг поможет? Если кто когда со смертельно больными общался: психология та же. А с улицы в зрелом возрасте в Церковь приходят априори смертельно больные люди, стоит только душу на рентгене заповедей Христовых просветить. 2. За чадо, чтоб не выбили из него вместе «со всякими глупостями» тягу к святому, присущую ему с пеленок. Дети уходят из храма, потому что их уводят оттуда поломанные взрослые своим антихристианским поведением. 3. За себя, потому что сто лет в Церкви, а любви в сердце как не было, так и нет. Сплошной ядерный полигон.

Такое вот рассуждение ноля о кресте.

P. S. Я предвижу совет «вразумлять заблудших» четко и ясно в устной форме на месте действия. Попробуйте побеседовать с распсиховавшейся женщиной и добиться положительного результата. Опубликованные результаты побьют все мыслимые рейтинги цитируемости.