Общий день рождения
23.02.2017
394 просмотра
Михаил Еремин

Наверное, у каждого человека есть один единственный день в году, которого он ждет с особым трепетом. У меня, как и у любого нормального малыша, это сначала был день рождения: подарки, гости, постоянные похвалы типа «какой хороший мальчик», «какой красивый», «какой умный-разумный» и т.д.

Со временем этот день перестал меня так сильно радовать. Нынешние рассуждения примерно такие: «Ну да, я родился, это, наверное, хорошо. Мама с папой рады, даже брат старается сделать вид, что рад. Все рады, кроме меня. Мне надоело выслушивать бесконечные, а главное – бесполезные похвалы в свой адрес, собирать тучу людей дома, ради которых мама будет стоять у плиты по меньшей мере целый день, надоело выслушивать бесконечную лесть по случаю праздника…» Люди, бросьте! Вы ведь прекрасно знаете, что я не такой хороший, каким вы меня раз в год описываете! Я матерюсь, в храм хожу очень редко, хамлю, делаю больно окружающим, ленюсь, ссорюсь с братом из-за пустяков – разве вы не знали об этом?! Знали. Так вот не надо меня хвалить, так как мы все знаем мою истинную сущность.

С недавних пор мой день рождения – праздник исключительно для мамы, папы и брата. Остальные либо обрывают телефон целый день, либо пишут мне однотипные поздравления в социальных сетях, которых я уже второй год подряд насчитываю порядка ста штук. Плюс штук 15-20 звонков на домашний и пара смсок на мобильный. Но все эти бесчисленные поздравления меркнут на фоне возможности провести один вечер с семьей.

Отказавшись от широкого празднования дня рождения, мне пришлось поискать другой день, которого я буду ждать на протяжении всего года. Один единственный день, ради которого стоит ждать целых 365 дней. Не сразу он нашелся. Более того, осознание, что это именно тот день, пришло как-то внезапно, как гром среди ясного неба. Может быть, кому-то покажется нескромным, но этим днем для меня стало Прощеное воскресенье.

Помню, будучи еще не совсем взрослым мальчиком, я страшно боялся этого дня. Мне всегда было очень страшно: черные великопостные облачения, приглушенный свет в храме, все грустные, некоторые льют слезы… Но страшнее всего тогда было подойти к родителям и сказать два простых, на первый взгляд, слова: «простите меня». Не знаю, чего я больше боялся: ответа «Бог простит» или того, что они в ответ тоже будут просить у меня прощения. Честно признаюсь, я так до сих пор в этом и не разобрался, но отношение поменялось. Я вдруг понял, почему люди плачут, почему многие в этот день грустные. Это оказалось на поверхности – сожаление и раскаяние – вот почему.

Не буду врать, я в этот день не грущу и тем более не плачу. Этот день, лично для меня, – праздник, хотя и слегка жестокий. Праздник – потому, что именно в этот день спадает страшный груз вины, который давил на плечи целый год. Жестокий – потому, что каждый понимает, что после этого дня все начнется заново: я снова буду материться, редко ходить в храм, хамить, причинять боль окружающим, лениться и ссориться с братом из-за пустяков. В следующие 40 дней поста мы будем стараться этого не делать, но после конечного «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!» и первого бутерброда с докторской колбасой немедленно скатимся на начальный духовный уровень, по-прежнему уверяя себя в том, что мы стараемся не грешить или, как минимум, не повторять ошибок.

Не секрет, что наша жизнь идет по кругу, у которого есть точка начала (день рождения) и точка конца (смерть), которая, по непонятной мне иронии, совпадает с точкой начала. Однако между этими точками на окружности можно поставить еще десятки, сотни (зависит от диаметра окружности) засечек, которые условно означали бы нашу попытку родиться заново, через прощение и осознание собственной греховности, порочности и низости. Это и есть наш настоящий день рождения, когда мы стараемся залезть на одну ступеньку духовной лестницы вверх и удержаться на достигнутой высоте. Вот так все просто, с одной стороны, но ужасно сложно – с другой.