План спасения
04.07.2017
539 просмотров
Валентина Калачёва

Я стараюсь, я стараюсь,
Почему мне не везёт?
Я лепила крокодила,
Получился бегемот,


— и кто ж знал, что слова этой детской песни станут для меня пророческими? Ну вот когда начинаешь, допустим, к исповеди готовиться и сличать содеянное с евангельским эталоном, то сразу глаза колет прямое несоответствие. Посему ищешь способы борьбы с собственным идиотизмом. И вот тут сердобольные люди подсказали, что спасение — дело серьезное, поэтому абы как им заниматься нельзя. Нужно составить план. Я на это предложение крякнула. Просто на работе у меня потоком идут тексты про метапредметность, регулятивные универсальные учебные действия, «умения выстроить план текста, составить текст и дать оценку полученному результату, соотнеся результат с эталоном», поэтому «план спасения» для меня — апофеоз механистичности, рационализма и прагматики по отношению к этому самому спасению.

Когда мы говорим, что главное, чтобы когда-то там, за гробом в рай попасть, — мы уже в ад собираемся, потому что получается, что ускользает от нас категория «сейчас», жизнь, собственно. То в «потом» нас утянет, то в «тогда» унесёт. А за ней следом ускользает Господь наш Иисус Христос, Которого часто воспринимают как изображение на иконе, абстракцию или исторического персонажа. Мне просто думается, что во главе угла стоят личные отношения со Спасителем, постоянное взращивание в своей скотячей породе ответной любви к Нему, преодоление гиблого эгоцентризма и дурных торгов «я Тебе, Боже, вот это, а Ты мне — райские кущи после адской жизни». Не будет межличностных отношений по Евангелию, ничего не будет вообще. И чего? План построения любви ко Христу ваять? Это ж как личные отношения с человеком. Можно, конечно, что-то прогнозировать, но жить по технологии значит сильно упростить личность, стоящую перед тобой. Лорд один в умной книжке так и написал: «Определить значит ограничить». Кончил, правда, плохо, но это мудрости некоторых его изречений не умаляет.

Раньше я многие штуки планомерно соблюдала, потому что это просто и приятно, гордость сыта, я довольна. Можно в пост натурально картон жевать после захода солнца, всё равно тебя в реанимации откачают, псалмы до одури читать, не спать, ходить в рубище, естественно, к вящей славе Господней, мы иначе не играем, цитировать кого угодно страницами, так что все будут рот открывать, иметь свой взгляд на праведное и неправедное, молниеносно реагировать на пену дней — и после всего стать монстром абсолютным. Потому что всё, что вне Христа, то мимо и душевредно («Аз есмь путь, и истина, и жизнь» (Ин. 14, 6), не «одно из возможных направлений пути»). Но Бог всем спасения желает, так что и это лечится, например скорбями. Опять же мимо алгебраических формул, но с решимостью вынырнуть из системы ценностей мира сего. Вот «пусть всё сгорит», но буду жить не как хочу, а как Бог велит. Думаете, недостижимо? Проиллюстрирую, случай расскажу.

Есть у меня знакомый, человек чуть выше среднего достатка и верующий. Стоит он как-то в храме на всенощной, подходит к нему его помощник и говорит: «И.! У тебя дом горит! Поехали!» Тот ему: «Подожди, дорогой, потом, потом…» Мужик поудивлялся и опять: «И., у тебя дом горит, ты понимаешь?!» Тот: «Слушай, ступай себе и не волнуйся. Служба закончится и разберемся. Потом, потом…» Так и простоял до окончания службы, дальше пошел узнавать, что сгорело и прочее. На самом деле, сарай при доме сгорел, а дом остался. Но: это ж какое надо доверие иметь и любовь к Богу, чтобы такие вещи делать? Однако можно. Петрозаводск. XXI век. Крутые тачки. Неоновая реклама. Айфонова долина…

В общем, размышляю и надеюсь пока спастись внепланово.