Почему я пришла к православию, а не к протестантизму?
16.10.2016
1293 просмотра
Почему я пришла к православию, а не к протестантизму? Вопрос хороший, и я в ответ обычно что-то мямлю (впрочем, на вопрос, как я вообще пришла к вере, я мямлю еще хуже). Я сразу хочу сказать, что могу описать только свои личные ощущения, не претендующие на что-либо. Когда меня кто-то всерьез спрашивает “А спасутся ли протестанты?”, внутри меня кто-то нервно хихикает - нашли у кого спросить. Есть люди поумнее меня, которые рассуждали на эту тему.

 Я сразу скажу, повторяя слова Хомякова, что границы Христовой церкви проходят не по видимым нам границам конфессий. Спасаются не конфессии и деноминации, спасаются люди. Та или иная небольшая община может быть более или менее спасительной. Та или иная конфессия может быть более или менее спасительный. Смешно широким жестом разбрасывать людей в рай и ад по формальному признаку, потому что в душу человеку смотрит только Бог.

 У меня много друзей-протестантов, которые явно христиане поболее меня, так что какие претензии лично я могу предъявить им? Есть глухие деревни, где нет православных церквей, зато туда приходят пятидесятники - и хоть так несут слово Христа. Какие претензии я могу предъявить им? Есть люди, которые родились в протестантской стране или в протестантской семье, или пришли к Христу через протестантских друзей. С трудом могу представить, что они в массе своей христиане хуже, чем тысячи “православных”, которые гуглят “где креститься без бесед”.

 Однако так сложилось, что я начинала с абсолютного нуля, то есть со среды атеистической и антиклерикальной. И хотя в этой среде протестанты выглядели более рукопожатно, однако ни одного знакомого протестанта у меня все равно не было. И так как я уверовала не через общину, а в гордом одиночестве, я просто искала христианское учение, которое бы больше резонировало с той истиной, которая открылась мне НЕ словами.

 И вот если говорить об учении, о духе и смысле учения - то православное УЧЕНИЕ показалось мне самым близким. Можно обсуждать “церковных ведьм” и “корпорацию РПЦ”, и признавать, что православные на практике уронили знамя своего учения. Но все равно, под налетом всякой исторической шелухи, православие сохранило самую важную суть и самое чистое христианское учение.

 Я помню, в мои атеистические времена я мучила о. Иоанна, преподававшего нам латынь, своими проклятыми вопросами. Уже не помню точно, что я предъявляла ему как-то на мушмой переменке в узких коридорах гумфака (наверно, “корпорацию РПЦ”), но точно помню, что он задумчиво ответил: “Вы знаете, Даша, все равно мне кажется, что православие лучше всего сохранило дух первых христиан”. И вот прошли годы, и я, наконец, смогла понять его. Хотя наверняка это звучит странно для протестантов, которые как раз считают, что возвратили “дух первых христиан” - “очистив” его от “исторических искажений”.

 В протестантизме же В ЦЕЛОМ (хотя протестантские учения, конечно, очень разные) мне всегда виделся “дух противления” и дух гордости. Особенно в протестантизме в исторически православной стране. Мол, а вот мы более правильные, а вот мы более умные, мы более чистые, счас мы предъявим цитаты для доказательства. Но подобной правильности и мудрости я уже до тошноты наелась, когда была атеисткой. К вере меня привело чувство разочарования в собственном разуме, в собственной доброте и чистоте, чувство полной растоптанности и смирения. Поэтому интеллектуальный, рациональный, самоуверенный (и - шепотом - нетерпимый) протестантизм мне было принять гораздо сложнее, чем церковных ведьм, попов на мерседесах, православных активистов - и прочих православных, таких же неправильных и грешных, как я. Кроме того, я видела, что все то, на что протестантизм нападает в православной традиции, вовсе не является сутью и центром православия. Огромная часть действительно является исторической шелухой - и по тем же самым вопросам идет горячая дискуссия между православными, что не мешает им всем оставаться православными. И без многих спорных вещей православие все равно останется православием, сохранит свою суть, свой дух, свою традицию.

 А вот в протестантизме множество очень спорных принципов стоят на самом видном месте и составляют его суть как вероучения. Например, так называемый “приоритет Писания”, который по моим ощущениям давно превратился в приоритет земной мудрости и соревнование на изучение цитат, сделав из Писания идол похуже икон, которые кажутся протестантам таким жутким идолопоклонничеством. Но это уже отдельная большая тема для разговора.

Если подводить итог, то это дух фарисейства, дух нетерпимости и гордости, дух земной мудрости - это все то, что отпугивало меня в протестантизме. При том, что в православии этого тоже полно - но в качестве частных, случайных, исторических и периферийных вещей, которым можно сопротивляться, раскрывая суть православия.

 А в протестантизме именно этот дух противления является основой для отделения от “испорченных” исторических церквей. Без этого духа противления, который считается духом “истинного христианства”, любая протестантская община может легко влиться в состав православия, обогатив его вдумчивыми и активными прихожанами. Говорят, такое иногда происходит.

 В следующих сериях, если до них когда-нибудь дойдет дело, я могла бы рассказать вот об этих вещах:
 Иконы и святые
 Крещение младенцев
 Нетерпимость, формализм и ритуалы
 Церковная иерархия, или “к Богу без посредников”
 Язык молитвы
 Учение о Троице, Символ веры и догматика
 Приоритет
 Писания
 Неприятная история православия  

 P.S.Если вы хотите, чтобы в блоге было больше статей, вы можете забросить мне денег на няню для детуна вот этим реквизитам:Сбер 4276 3801 8028 4635 / Яндекс 41001895984685. Спасибо, что помогаете! Это блог активно ведется только благодаря вам, мои неравнодушные читатели.