Религия тапка: верующие и счастье
29.07.2016
3404 просмотра
Дарья Косинцева

Христианство - это религия страдания, а христиане - мазохисты… И я уже такая открываю рот, чтобы возразить… и закрываю рот.
Ну потому что честно, я понимаю, о чем речь. Возражать-то тут не атеистам надо.

Есть христиане, которые прям-таки озабочены идеей “нести свой крест”, при этом поплотнее сдвинуть брови и максимально приблизить лицо по текстуре к кирпичу - чтобы было более “православно”. Посыпать голову пеплом для пущей серьезности и возопить, что страдания очищают душу, и кого Бог любит, того наказывает - и далее по списку идей, несовместимых с жизнью - нашей, знаете, простой обывательской жизнью.

Но минуточку, позвольте… по-моему, задача-то в другом. Даже если у вас и впрямь ситуация тяжелая, не впадать в депрессняк и продуцировать радость.

Вот, например, Ксения Безуглова - попала в аварию и оказалась на инвалидной коляске, а теперь она инстаграм-мама года. Где она счастливая, гламурная, красивая, мотивирующая - расчудесная. Сразу видно - не умеет человек переносить испытания “как следует”, все огламурила! Не прочувствовала до конца, не возвысилась, не облагородилась.

Да, эта логика выглядит именно так.

Это какое-то “выйди из зоны комфорта” в православной интерпретации.

Лично от меня эта логика далека космически - мне и без христианства хватало драм. И без христианства все как раз намекало, что страдания - это неизбежность и, более того, даже СМЫСЛ человеческой жизни. Весь модный экзистенциализм 20-го века построен на том, что страдание - наше всё, главное переносить его красиво и с достоинством, а то и смаковать (ну чисто как любители “нести крест” потяжелее). Так вот меня эта тема абсолютно не устраивала - меня почему-то всегда к счастью тянуло больше.

Христос, на минуточку, говорит: "иго Мое благо, и бремя Мое легко", “придите ко Мне все труждающиеся и обременные и я успокою вас” - а не "придите ко мне и я вам навалю проблем поболе, и заодно расскажу, как страдание очищает душу" (хотя во все времена находились желающие интерпретировать это именно так).

Мне как раз всегда хотелось не выходить из зоны комфорта, а в эту зону комфорта для начала попасть. И попала, действительно. Бремя сразу полегче оказалось. И вздохнула посвободнее.

Но я, конечно, не палата весов и мер христианства, куда мне, и мой личный опыт - это мой личный опыт.

И все-таки по мне он больше согласуется с идеей Евангелия как радостной вести, ра-дост-ной!

А вот эта одержимость “несением креста” кажется мне изощренной гордыней в духе модного нынче самосовершенствования любой ценой. Типа пойду пострадаю и возвышусь - давайте навалите мне горящих углей поболе, я сильный, я смогу! Этот настрой неизбежно приводит к странным вещам типа хлыстовства - изобью себя и возвышусь (в сущности, это самое точное воплощение идеи про “возвышающее страдание”). Или к еще более странным идеям про то, что Сталин - это православный вождь, гляньте-ка сколько мучеников наплодил, а когда народ живет плохо, в страхе, и страдает - он душою возвышается! А когда бездуховно колбасу жрет и вазочки с геранью расставляет - то все, пал, пал окончательно! Тьфу, Ивана Грозного на вас нет!

Вот замечательная цитата архимандрита Андрея (Конаноса) на эту тему (весь текст можно прочитать на сайте Православие.ру):
“Большинство из нас не особо верит, что мы заслуживаем того, чтобы возрадоваться. Мы в какой-то степени связали радость и счастье с наказанием. То есть когда мы сильно радуемся, то говорим: «Ой, это не к добру. Мы сегодня столько смеялись, будем плакать!» Ждать, чтобы завтра произошел какой-нибудь инцидент, – да зачем он нужен, такой смех! То есть радоваться непозволительно, и как только ты обрадуешься, ты тут же ждешь, что получишь сейчас тапком по морде! Страшно то, что мы научились вкладывать этот тапок в руку Бога! Мы думаем, что Бог, в сущности, не желает, чтобы ты радовался, Он хочет видеть, как ты плачешь, мучаешься, бичуешь себя, испытываешь вину, не находишь решения. Что Он смотрит на тебя так, как делают это некоторые детки, которые мучают насекомых и прокалывают им тельце, отрывают крылья, и мы думаем, что Богу приятно смотреть на нас, когда мы так же мучаемся. Если у тебя такая психология и такой настрой, тогда ничего в твоей жизни измениться не может. Это очень важно – поверить, что решение – это нечто такое, чего мы заслуживаем и что Бог хочет дать нам в ответ на любые наши проблемы. Мы не для того родились, чтобы плакать. Плач – он на какой-то момент, на пять минут, на пять дней. Он не на всю жизнь. Ну ладно, поплачь, чтобы душа твоя примирилась с Богом, чтобы ты получил прощение, которое Христос подает тебе, чтобы ты принял Таинства прощения: Святое Причастие, Исповедь, – но ты ведь не можешь всю жизнь плакать и жаловаться. Ведь что ты принял в себя? Того, Кто есть скорбь? Нет. Христос есть Радость. Он – Решение твоих проблем”.

Ой, как это мелко, как это низко - “решение твоих проблем” - скажут тут же сторонники благочестивого тапка (а то и благочестивого сапога). Нет, не для этого рожден человек, он рожден, чтобы носить вериги и кушать кактус. Эта “очистительная” логика неизбежно приводит к инквизиторским кострам в том или ином исполнении. Стоит только вынуть радость, любовь из сердцевины христианства - как оно тут же оборачивается каким-то своим темным двойником, православным сталинизмом, христианским садо-мазохизмом, колонией Дигнидад. Человек, который не может себе позволить радости, не собирается ее позволять и другим. Ибо не спасительно это.

Вот что говорит на эту тему Александр Шмеман:

“Начало "ложной религии" – неумение радоваться, вернее – отказ от радости. Между тем радость потому так абсолютно важна, что она есть несомненный плод ощущения Божьего присутствия. Нельзя знать, что Бог есть, и не радоваться. И только по отношению к ней – правильны, подлинны, плодотворны и страх Божий, и раскаяние, и смирение. Вне этой радости – они легко становятся "демоническими", извращением на глубине самого религиозного опыта. Религия страха. Религия псевдосмирения. Религия вины: все это соблазны, все это "прелесть". Но до чего же она сильна не только в мире, но и внутри Церкви… И почему-то у "религиозных" людей радость всегда под подозрением. Первое, главное, источник всего: "Да возрадуется душа моя о Господе…". Страх греха не спасает от греха. Радость о Господе спасает”.