Смирение на "Ламборджини"
26.02.2014
6015 просмотров
Дарья Косинцева

Смирение – это именно то, чем троллят христиан всяческие ницшеанцы, эзотерики, неоязычники и прочие современные поклонники брутальности (лозунги типа "мой бог меня рабом не называл" и проч.). Смирение – это действительно главное качество христианина. Но, вчитавшись в Евангелие, понимаешь, что смирение – это совсем не то, что мы думаем.

Есть расхожая фраза, которую приписывают Шварцнеггеру, суть которой в приложении к русской реальности в том, что когда едешь на "Жигулях", хочется гнать на 120, а когда на "Ламборджини" – спокойно едешь по хайвею на разрешенных 60 км/ч. То есть смиренно едешь. Тебя не жрет изнутри чувство собственной неполноценности, тебе не надо нарываться, что-то нарушать и кому-то что-то доказывать. Ты уже на "Ламборджини". В этом описании вся суть христианского идеала: ехать на "Ламборджини" с разрешенной скоростью.

Вспомним, с чего вообще-то началось грехопадение человека: Змей намекнул, что, скушав яблоко, будете как боги. То есть как бы а сейчас вы не как боги – то есть неполноценные. Собственно, последовавшее за этим стыдливое прикрывание гениталий фиговыми листочками – это именно результат внезапного ощущения собственной неполноценности, неидеальности. Гордыня, которая, в противоположность смирению, и есть самое главное зло, – это именно чесотка неидеальности, постоянное стремление догнать, перегнать, доказать, сделать по-своему. Потому что человека постоянно гложет ощущение, что ты на "Жигулях" и это все видят.

Всё, что говорит Христос своим ученикам: вы сыны Бога, так будьте совершенны, как совершенен отец ваш небесный! Снимите пелену со своих глаз, забудьте про древний обман сатаны и просто ПОВЕРЬТЕ, что вы на "Ламборджини"! Хватит гнать на 120 и врезаться в столбы. Человек, который бьет вас по левой щеке, – это просто чувак на "Жигулях", который обгоняет вашу "Ламборджини", – не стоит с ним соревноваться, пропустите его вперед. Бить его в ответ – это как взрослому бить ребенка.

Смирение, проповедуемое Христом, – это вовсе не качество "униженных и оскорбленных". Это именно нечто сверхчеловеческое, слишком сверхчеловеческое: такая уверенность в себе, которую не может оскорбить и поколебать ничто – ни омывание ног своим ученикам, ни унизительное распятие на кресте. Смирение и жалость – это то, что может себе позволить только очень сильный человек. Потому что слабый всегда боится и ненавидит, всегда жаждет догнать и перегнать, "стать, КАК боги". Вместо того, чтобы просто расслабиться и быть совершенным.