Снова о Законе и Благодати
08.03.2017
1097 просмотров
Антон Кореневский

"Что же скажем? Язычники, не искавшие праведности, получили праведность, праведность от веры. А Израиль, искавший закона праведности, не достиг до закона праведности. Почему? потому что искали не в вере, а в делах закона" (Рим 9:30-32).

Один из вопросов, не дававших мне покоя на пороге крещения, касался святости. Нет-нет, меня не смущал культ святых, равно как и агиография не особенно интересовала. Смущало другое: раз мы призваны к святости, то надо бы разобраться, что это такое и как её достичь (да и возможно ли достичь вообще). Вот тогда и возник вопрос: если человек не грешит и, более того, даже праведен, но лишь из опасения воздаяния и/или в ожидании райского блаженства – чем он, собственно, отличается от тех, кто не совершает преступлений лишь под страхом УК? Из этого самого вопроса и выросли дальнейшие поиски. Как позже выяснилось, христиане уже 2000 лет озадачены этим же вопросом – "О Законе, Благодати и добрых делах".

Порой возникает ощущение, что за православно-протестантскими диспутами о вере и делах стоит некое незримое противоречие между апостолом Иаковом (и отчасти Самим Христом) с одной стороны и апостолом Павлом с другой. Не смогу привести источник, но высказывалась даже мысль, что Павел "не понял Христа" и его учение о спасении исключительно по вере едва ли не противоположно евангельскому призыву к добродетельной жизни. Но так ли это? Неужели Павел считал добрые дела ненужными? Или, может быть, он вкладывал несколько иной смысл в само понятие? Попробую высказать одно робкое предположение.

Для меня ключевая мысль содержится в 3-й главе Послания к Римлянам. Вот эти слова Апостола: "Ибо мы признаём, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона" (Рим. 3:28). А в этом стихе в свою очередь главные слова – "от дел закона". Если внимательно вчитаться в послания апостола Павла (и особенно к Римлянам), то мы увидим, что он разделяет дела как бы на две категории: те, что происходят по вере (в особенности многочисленные рассуждения об Аврааме и праотцах), по благодати, и те, что от следования букве закона. Апостол Павел ничуть не унижает значимость добрых дел (он и сам был невероятно активен), но ставит очень важный маркер: действенны и благодатны только дела, производные от веры, которая есть дар Христов, только в этих делах есть спасительный смысл.

Ответив на любовь Христову верой (и доверием!), получив благодать и обетование спасения, мы получаем способность к подлинно добрым делам; подлинным потому, что они есть естественный (в высшем смысле этого слова) отклик любящего сердца, но не простое "так надо и так дОлжно".

"Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью. Что же? Станем ли грешить, потому что мы не под законом, а под благодатью? Никак" (Рим. 6:14-15), и далее: "Освободившись же от греха, вы стали рабами (sic!) праведности" (Рим. 6:18), а это и есть то самое иго, которое благо, и бремя, что легко (Мф. 11:30).

Мне видится именно так.