Можно ли искренне уверовать через адские сковородки? О страхе Господнем и адофобии
24.06.2017
1371 просмотр
Виктория Паздрий

В комментариях к одной моей записи вырисовалась достаточно интересная дискуссия: может ли человек стать настоящим, искренне верующим, христианином благодаря тому, что верующие ближние его хорошенько напугают предстоящими адскими мучениями? Не после этого, не вопреки этому (потому что Божья Милость из любого начала может сделать спасительный конец), а именно благодаря такому подходу.

Некоторые христиане уверены, что да, так и есть. Мало того, если даже человек в панике побежит в храм и остаток своих дней буквально протрясется в фобии страхе расправы Божией за прежние делишки, то «это состояние – дар Божий», и вообще вера начинается со стадии раба и страха Божия. А значит, всё в порядке, так и должно быть. Это, мол, одна из разновидностей искреннего покаяния.

И вот мне захотелось еще немного поразмышлять на эту тему. Может ли вообще искреннее покаяние родиться таким вот способом? Страх Божий – это об адских сковородках или все-таки о чем-то другом?

Когда «чертики» и «сковородки» на первом месте


Первая аналогия, которая пришла в голову, – известный вопрос: «О чем Апокалипсис?» и распространенный ответ на него: «Ну как о чем? О том, как антихрист придет».

А между тем в Апокалипсисе столько откровения о Божестве, особенно когда Он диктует Иоанну послания ангелам своих Церквей! Сколько Он там о Себе рассказывает... «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель», «Держащий семь звезд в деснице Своей, Ходящий посреди семи золотых светильников», «Имеющий семь духов Божиих и семь звезд»... Красота Его какая! Далее – о небесном Иерусалиме, о Жене, облаченной в Солнце, о тысячах праведников перед престолом Агнца. То есть о полном торжестве Церкви, уже небесной.

Из всего этого верующий воцерковленный человек увидел только, извините, погань, хуже которой на земле никогда никого не было, – антихриста с его прихлебателями. Решив, что это вот в той Книге самое главное. Антихрист, да(.

ИМХО, примерно то же самое происходит в сознании того, кто толком веру христианскую раньше не знал (то есть в учении о Христе и Его Жертве не сведущ от слова «совсем»), но под влиянием сложных жизненных обстоятельств поверил ближним с описанным выше мнением. В то, что Бог на Суде будет максимально стремиться к тому, чтобы отправить его «на сковородку» за прошлые грехи, а значит, надо немедленно бежать «умилостивлять», а то ж, а то ж... Да, он может плакать навзрыд, громко каяться так, что вызовет у всех умиление. Но вот только – во что и какая при этом у него будет вера?

У веры всегда есть свои приоритеты. Например, на утренней молитве христианин должен обратиться к Богу, потом – к Пресвятой Его Матери, лишь затем – ко святым его. Какой бы ни была служба, но первая молитва к Господу, а потом уже к тому его угоднику, почитание которого совершается. Никак иначе.

Даже в вопросах благодати есть своя иерархия, где ничто выше Всемилостивого не стоит. Априори стоять не может.

Теперь представим на минуту, что происходит, когда в духовных «понятиях» человека даже не что-то хорошее заслонило Бога, а, страшно сказать, антихрист или адская пытка. И они постоянно в голове крутятся. Что получается? Идол. Черный страшный идол, от которого ищут спасения в Церкви (это верно), но который, тем не менее, и Господа, и Церковь собой заслонил. Не о Христе все мысли будут при его наличии. А, к сожалению, о «чертиках» и «сковородках».

Чем особенный раб Божий


«Раб должен бояться своего Господина», – говорят некоторые сторонники воцерковления методом «палки». И всё было бы верно, если бы раб Божий был обычным рабом. Но он очень... нестандартный).

В первую очередь, потому, что рабами в древние времена становились вследствие плена, войны, долгов. В рабство плеткой угоняли мирное население. А Божий раб идет в рабство по свободной воле. Мало того – иначе его туда и не примут: «милости хочу, а не жертвы» (Мф. 9:13). И еще: «Раб, призванный в Господе, есть свободный Господа» (1 Кор. 7:22).

 Когда некий раб Божий считает, что Господину угодно, чтобы к Нему шли как угодно, хоть из-под кнута, он невольно приравнивает Бога к древним тиранам и узурпаторам. А Господь и в Ветхом Завете таким ни был. Несмотря на то, что тогда у человека не было и десятой доли тех возможностей для отношений с Ним, которые есть в Новом.

Читаю сейчас умную мысль: «...в древности “рабом” часто называли свободного человека, который свою волю и свою жизнь добровольно отдавал другому (любящий сын, верный друг)». Любящий сын и верный друг, всё так. Такой он, раб Божий. И любовь с верностью не рухнут на голову на следующих стадиях веры – наемника и сына, – как килограмм манны небесной. Они зарождаются уже на первой – «рабской» стадии, а дальше только развиваются. Да, у раба и любовь, и верность еще очень несовершенны, может быть, и незаметны. Но это отнюдь не значит, что они отсутствуют вовсе.

Выбить или вынудить страхом верность, а тем более любовь, – ИМХО, самый настоящий абсурд. Не может не больной на голову человек любить садиста за то, что тот – садист. Вопреки только может. А если верующий Господа видит садистом, это уже настоящая катастрофа. Духовный мазохизм куда страшнее физического, потому что оскорбляет Саму Любовь Бога к человеку.

Что такое подлинный страх Божий


Было бы лукавством и ложью сказать, что новоначальный христианин не должен чувствовать страха перед адскими мучениями. И более опытный тоже чувствует: это естественно. В этом мои уважаемые собеседники в той теме правы. Но тут есть важные нюансы, о которых писали святые отцы.

Св. Максим Исповедник говорит, что страх Божий рождается от всегдашнего поучения в Божественном Писании и совершенного беспопечения о земном. То есть этот блаженный страх возможен лишь тогда, когда правильное представление о Господе уже есть, мало того – отложены земные заботы (!). Если же человек с Писанием незнаком, до степени отречения от земного еще не дошел, да еще и уязвим в силу своего тяжелого состояния, запугивание карами Божиими может попросту вызвать у него фобию. Одержимость самой идеей Господня наказания, которая в стадию наемника, надеющегося на Царствие, никогда не перейдет. Потому как будет он бояться ада точно так же, как люди с фобией природной катастрофы постоянно дрожат при одной мысли о цунами или наводнении. Неуправляемо и невротически.

Голая адофобия может получиться, а не страх Господень. Не то, о чем писал прп. Амвросий Оптинский: «Страх должен растворяться любовью, а любовь страхом... Обоюдное растворение страха и любви составляет истинную добродетель».

А фобия – она, может быть, для сект каких-либо нормальна, где с помощью этого «Божиего» страха людьми управляют. Но не для Православия.

Подлинный, совершенный, страх Божий связан не со «сковородками» на самом-то деле. Свт. Иоанн Златоуст объясняет: «Нестерпимы геенна и будущее мучение, но если представим и тысячи геенн, не изобразим ничего равного бедствию – стать ненавистными Христу, услышать от Него: “не вем вас”. Легче принять на себя тысячи молний, нежели кроткое лицо Господа увидеть отвращающимся от нас и мирное Его око не терпящим взора на нас. Любящему прискорбно не то, что за оскорбление им любимого терпит какое-либо зло, но паче всего то, что оскорбил любимого. Будем держаться той мысли, что тяжело не мучения терпеть, а грешить. Если бы Бог и не наказал нас, то самим нам надлежало бы подвергнуть себя наказанию за то, что были столь неблагодарны к Благодетелю. Если любим Христа, как должно, то сами себя будем наказывать за грехи свои».

Чтобы иметь подлинный страх Божий, нужно понимать, Кто Такой Христос. А Христос – это Сама Кротчайшая Любовь, Спасающая от ада, а не ввергающая в него. Это Адвокат до последнего на Страшном Суде, а не палач-любитель. Вот о чем нужно помнить, чтобы понимать, чего действительно стоит бояться...

Не встретиться с Ним опаснее множества геенн. Это единственное, что действительно страшно.

P.S. На иллюстрации – картина немецкого художника XV века Ганса Мемлинга «Ад». Я не случайно выбрала именно ее, потому как она, ИМХО, прекрасно отражает народную адофобию со всеми ее смысловыми погрешностями. Ведь демоны не будут плясать на телах грешников – по христианским верованиям, им придется жестоко мучиться вместе с теми, кто им служил и уподобился. Вот так...