Про биологического человека
27.02.2014
4354 просмотра

Тварь я дрожащая или человек не определяется биологией? Вот в чем вопрос.

Мне скинули ссылки на несколько интервью с доктором биологических наук Савельевым, и мне захотелось прокомментировать один фрагмент. Дело не в оригинальности конкретного доктора, а в том, что попавшийся мне на глаза фрагмент – типичный представитель многочисленных рассуждений вокруг современной «проблемы человека»: что из себя представляет человек, и какую роль в его поведении играет химия, физика и прочая биология?

Читаем и плачем:

«- Биологическая система контроля поведения такова, что если вам не хочется чего-то, то в вашем мозге будут вырабатываться специальные соединения, которые еще больше будут осложнять неприятную деятельность. Вплоть до того, что вы будете, как говорят студенты, отключаться. Это – специальный защитный механизм, потому что мозг категорически сопротивляется своей собственной работе. Он так устроен. А вот все, что ведет вас к размножению, еде и доминантности, поощряется внутри мозга специальными наркотическими веществами – эндорфинами. Ну, и еще серотонин есть, который не отличается почти… от чего?

- …?

- От ЛСД.

- Да ладно!

- Да. И все это внутри мозга поощряет одно и не поощряет другое. Все поощрения носят биологический характер. А любая социальная деятельность является антибиологичной. Поэтому человеческий мозг устроен таким образом, чтоб, не дай бог, не допустить, чтобы вы занялись чем-нибудь человеческим. Но если в перспективе лежит какой-то глобальный выпендреж, то есть доминантность, это будет поощряться. Например, если где-то светит новая большая квартира, красивая машина или еще что-то, что вам там во сне приснилось, это положительно отзовется в мозге. Человек станет очень целеустремленным. Но это – целеустремленность обряженного в галстук бабуина. Это не человеческий мотив».

Я думаю, все, дочитавшие до этой строки, осознали свою вину, меру, степень глубину. И, само собой, безысходность. На этом месте любой здравомыслящий человек посочувствует бедным христианам, старающимся жить по бессмысленным антибиологичным законам. Конечно, в топку эволюции их, и заповеди туда же! А я, как человек религиозный, в этом месте должна начать махать руками и вопить, что злобные материалисты унизили человеческое достоинство, а мы не такие, мы созданы для морали и нравственности. 

Но – нет. Я полностью согласна с автором. Человек – бабуин, любит лопать яблоки с запрещенных деревьев (еду), Еву (размножение) и жаждет быть как боги (доминирование). Человеческая природа – человеческая, слишком человеческая. Это Библии никак не противоречит, более того: в Библии постоянно доказывается, что человеческая природа испорчена. И научный материализм, вроде описанного выше, это с удовольствием иллюстрирует. Ошибались лишь наивные идеологические материалисты, которые делали революции во славу чистой естественной природы человека, и лили реки крови во славу «нового вида» строителя коммунизма. Потому что естественная природа человека отнюдь не невинна – вот она, описанная выше: жрать, доминировать, совокупляться.

Именно поэтому, когда в ученики в шоке от учения Христа спрашивают, мол, как же спастись (интуитивно не очень высоко оценивая свою человеческую природу), Христос честно отвечает, что «человекам это невозможно». «Потому что социальная деятельность является антибиологичной» – мог бы дополнить он. Именно поэтому Бог, спасающий людей, это не этика, не философия и прочая абстракция, бессильная перед биологией, а живая реальная сила, имеющая власть и над биологией.

Вера, в отличие от унылой морали и нравственности – это кайф покруче ЛСД. Чистейший опиум для народа. Когда я ограничиваю себя религиозными рамками, мой мотив тоже вполне бабуинский. Я вовсе не хочу быть хорошей, доброй, нравственной и блаблабла. Но то чувство, которое я называю «вера», подогревается именно теми способами, которые описаны в Евангелии. А без них умирает. В этом, кстати, вся суть фразы «вела без дел мертва»: это не про какую-то невнятную мертвую веру и не про то, что надо ограничивать себя из каких-то высших побуждений. Нет. Просто: хотите верить (читайте – получить дозу опиума для народа, оно же царство небесное) – делайте то-то и то-то. Тут же, кстати, кроется ответ на вопрос, верой мы спасаемся или делами: вера требует дел, чтобы существовать. Иногда можно просто делать, не веря, но как если бы верил – и вера появляется. 

Что происходит в этот момент с бабуином, желающим доминировать ради эндорфинов? Он получает ту самую дозу кайфа, погружаясь в нирв... царство небесное. Никакое ЛСД для этого не требуется, оно – достаточно отсталый инструмент. Потому что для контактов с иным миром смирение гораздо эффективнее любых грибов, для достижения вечного кайфа вера эффективнее ЛСД.