ДЩЕРЬ ДЕРЗНУЛА, или Как я училась быть "православной женой"
08.02.2017
2675 просмотров
Валентина Калачёва

«Работающая мама намного полезнее для психики ребенка, чем давящая и суперопекающая домохозяйка, пожертвовавшая профессией ради семьи. И уважением мужа пользуются отнюдь не домохозяйки, а те, у которых, помимо жестко очерченного круга «церковь-кухня-дети», есть еще что-то. Именно поэтому все домохозяйки, известные мне, почему-то толсты и скучны».

«Женщину должны отличать кротость, молчаливость, готовность помочь своему супругу. Немалая часть женщин сейчас дезориентирована и не понимают своего служения. Говоря об удаче, успехе, она ориентирована на некие мужские качества, а ведь жена мужем красна. Поэтому созидать надо семью, а не собственную жизнь».

«Девушки не фантазируйте. Вы потерялись по жизни. Муж обеспечивал жену одеждой и украшениями не теми, что захочет жена, а которые он ей может позволить. Сейчас же женщины считают, что мужчины должны исполнять требования и повеления! Раньше принес ей овчинку, она и счастлива, а сейчас норку, да не одну. Машину, квартиру. Что-то я не помню, что бы жена просила карету у мужа».

«Главный удар пришелся на институт семьи. Враг рода человеческого знал, где и как рушить. Все исказилось – роль мужчины, роль женщины; вместо благословенного чадородия – планирование семьи (попросту – аборты); детей воспитывают не родители, а детские сады и школы. У диавола одна забота – помешать спасению как можно большего числа людей».

Стоп. Передохнём от чтения полемических статей и поразмыслим о насущном в духе «письма подружке о…»

В общем, первая заповедь, которую я в духе профессора Преображенского сотворила сама для себя после того, как воцерковилась, звучала так: не читать православный интернет, особенно до обеда. Ну и, естественно, «не говорить за обедом о большевизме и о медицине». Чтоб не икалось. Решила не то чтобы вообще отключить православный контент, но подходить к нему крайне избирательно: толкования на Евангелие, писания Святых Отцов, жития, лекции авторитетного духовенства, а если публицисты-полемисты какие, то только проверенные временем, как золото. И абсолютное табу на форумы.

Сломалась я тогда на «женском вопросе». Поскольку воцерковление совпало с замужеством, то я из кожи вон лезла, чтобы узнать, КАК ДОЛЖНА ЖИТЬ ПРАВОСЛАВНАЯ ЖЕНА, чего такого ей подобает делать, о чем молчали на занятиях по «половому просвещению» (хотя и училась я давно, но в моей «экспериментальной» советской школе уже было такое). Среди родни православных жен не наблюдалось, поэтому вся надежда была на теорию и советы «опытных» и «бывалых».

В глобальной сети я сначала наткнулась на настоятельно рекомендуемую книгу «Дерзай, дщерь!» некой монахини N, которая потрясла меня до глубины неоперившейся души глубокими монашескими познаниями в области тонкостей семейной жизни, светских нравов, философии Вейнингера и поэзии. Т. е. к моему вопросу о женских обязанностях прибавился еще один: стоило ли покидать сей бренный мир, чтобы потом плавать в его мутных информационных потоках? Это я сейчас вежливо выразилась. Тогда я мыслила попроще — «валяться в его помойке». Поэтому книжка особого доверия не вызвала.

А совесть не успокоилась, всё грызла и заставляла докопываться до сути. Тернистый путь лежал через многокилометровые статьи о длине юбки, помноженной на ширину сердца, о перечне грехов, типа «делала химическую завивку, слишком часто стирала, слишком часто мылась» (это я не утрирую, а констатирую факт), о том, как поубедительней убояться мужа и т. д. После чего я интернет отключила вовсе, и путем проб и ошибок пришла к выводу: лучше буду жизнь строить, опираясь на слова апостола Павла о том, что во Христе нет разделения на мужчину и женщину – нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе (Гал. 3, 28). Просто Церковь — корабль спасения, а брак — парус ли, весло, мотор, т. е. одно из средств ко спасению. В одиночку спасаться очень сложно, поэтому муж или жена даны человеку в помощь в том самом деле спасения. И когда в твоей иерархии на первом месте Бог, на втором — муж, на третьем — ты сама, то специфика сугубого «женского» вопроса теряется. И всякие «оттенки серого», широкие возможности для самореализации мужу в пику и прочие вообще не входят в круг вопросов для приложения ума. Т. е. ты делаешь — ладно, будем честными, — стараешься делать, чтобы другому было с тобой хорошо, чтобы он не изнывал под гнетом дурно понятой веры.

Всё. Ключ найден, дверь отворилась. Не существует каши, сваренной по-православному. Есть каша, которую любит тот, кому ты её варишь. Нет православного руководства по мытью посуды. Есть тот, кто устал её мыть, и за которого ты это сделаешь так, чтобы он не думал, где бы взять кредит, чтобы покрыть твои моральные расходы.

На том и успокоилась. Уже лет на –дцать как. Ибо не подвело.