Гражданский брак: почему христианство против?
24.10.2017
1476 просмотров
Виктория Паздрий

Термин "фактический брак" в отношении сожительства без регистрации более уместен, потому что "гражданский" имеет как раз неприемлемое для любителей вольных отношений значение — узаконенный гражданским органом (наряду с церковным). Еще более они не любят вполне определенного мнения Церкви о том, что их сожительство — на самом деле никакой не брак, а некрасивое и обидное слово "блуд". "Ну как же, — обиженно восклицают они. — Бог же дал человеку право выбора, и мы ведь любим друг друга! Почему же христианство так категорично?"

Людей, ратующих за собственную внутреннюю свободу, стращать догмами бесполезно. Но им, наверное, будет интересно узнать, что есть блуд в христианстве и на каком основании к оному причислили их фактические отношения.

Христианство — прежде всего, религия ответственности. Перед Богом, перед обществом и самим собой. А отвественность во все времена была сопряжена с Законом — ветхозаветным или новозаветным. Когда всякая власть ветхой буквы упразднилась, Бог все-таки обращается к людям с призывом: "Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди" (Ин. 14:15). Одна из этих заповедей — не просто "плодиться и размножаться" с кем угодно, но предварительно взять на интимные отношения Благословение Божие в святом Таинстве Брака. "Не прелюбодействуй" — значит не имей беззаконной любви. Потому что последняя свидетельствует о том, что человек, игнорируя повеления Бога, и о своей любви к Нему весьма заблуждается…

Почему же "блуд" и что это вообще такое? В древнерусском языке слово "блудить" означало "сбиваться с пути, бродить, не доходя до конечной цели". "Фактический брак" — это блуждание в личной жизни? вроде бы, начавшееся, но конечного пункта — создания семьи как ячейки общества — так и не достигшее. Любители такого образа жизни могут активно возражать, говоря об устарелости социальных норм, стабильности без никаких штампов в паспорте, свободе от предрассудков, и далее, и далее. Но многие специалисты по человеческой психологии об искренности этих доводов мнения очень невысокого.

Так, психолог Петр Дмитриевский в одном из интервью подчеркивает: "Существует тенденция протеста: "Это наше личное дело, и государству тут нечего делать". Но в этом есть доля лукавства. Вопрос не в участии государства в семейной жизни, а в том, что происходит на сердце у человека. Смысл брака, который часто пытаются обесценить выражением "печать в паспорте", гораздо глубже, чем некоторое количество чернил в документе. Заключением брака очерчиваются внешние границы, люди как бы поворачиваются друг к другу. Поэтому я думаю, что ироничные разговоры о печати в паспорте связаны со страхом расставить все точки над "i", и согласиться, что именно с этим человеком я готов (я готова) двигаться вперед, несмотря на возникающие сложности".

Кто есть отец лукавства с точки зрения христиан, известно всем. Тот самый, "вдохновивший" людей и на прелюбодейство, и на многие другие грехи. Свое же отношение к "частичному использованию" друг друга христианская вера четко выразила устами святого апостола Павла: "…воля Божия есть освящение ваше … чтобы вы ни в чем не поступали с братом своим противозаконно и корыстолюбиво: потому что Господь — мститель за все это…" (1-е Фес. 4:3). Именно поэтому Церковь не благословляет антагонизм с общественной моралью из личных интересов. А любовь доказывается готовностью идти навстречу друг другу, и уже вместе, — навстречу всем возможным проблемам.

Следующая причина нелюбви христианства к фактическому сожительству — прискорбное и частое присутствие в нем греха обмана. Не всегда как откровенной лжи, но и в форме намеренного создания выгодной иллюзии. Статистика свидетельствует о том, что примерно 70 процентов мужчин, живущих в гражданском браке, считают себя холостыми, а 90 процентов женщин в этой ситуации именуют себя замужними. В обоих случаях это есть не что иное, как банальный (само)обман: можно ли считать холостяком мужчину, де факто живущего полноценной супружеской жизнью, или замужней — женщину, де-юре одинокую? Самарянская грешница, с которой беседовал Спаситель у колодца Иаковлева, по крайней мере, не лгала никому, а, хоть и с позором и горечью, но честно призналась: мужчина, живущий с ней, ее мужем не был…

Кстати, наверное, надо развенчать миф, который нередко можно услышать от людей в качестве примера "диктата" Церкви. Мол, мужем и женой считаются лишь венчанные пары, а те, кто "всего лишь" расписался в ЗАГСе — сожители и живут в блуде. Это не так. Брак, заключенный в ЗАГСе, считается Церковью полноценным и достаточным для того, чтобы считать мужчину и женщину законными супругами. А придут они к таинству венчания, попросят ли Божьего благословения на свой союз — уже их личное дело. Тем более, что в храмах и не венчают сейчас без свидетельства о браке из ЗАГСа, иными словами, таинство свершается только над де-юре супругами.

Практикующий психолог, кандидат психологических наук Сергей Саратовский в своей статье "Как женщины обманывают себя в "гражданском браке" отмечает, что женщина, достигшая, как ей кажется, основной цели своей жизни, создав "гражданский союз", приступает к распределению ролей: теперь она — "жена", а он — "муж", даже если он все еще формально женат на предыдущей избраннице. Она мысленно "женит" его на себе и оправдывает незаконное сожительство из-за простой боязни потерять любимого мужчину. При этом, внешне приняв такую форму союза и понимая ненадежность своего статуса, женщина обычно боится быть брошенной. Первое время сожительница действительно получает заботу, ласку и внимание со стороны "гражданского супруга". Но спустя несколько месяцев (реже — лет) его интерес к их союзу постепенно гаснет из-за того, что роль "любимого и любящего мужа" изначально была ему навязана. Из всего этого автор делает вполне логичный вывод: даже благодарность со стороны мужчины за налаженный быт и качественный регулярный секс вовсе не означает любовь, а тем более желание исполнять супружеские обеты до гроба, если он их не давал…

Не могут не волновать христианских пастырей проблемы, из-за которых страдают в гражданских браках ни в чем не повинные дети. В таких союзах происходит гораздо больше абортов, и оскорбительное заявление: "Я не уверен, чей это ребенок" беременные "гражданские жены" вынуждены слышать гораздо чаще. Психолог Сергей Саратовский пишет и о другой опасности: "…даже если женщина и решилась родить, несмотря на возможность неблагоприятного развития супружеских отношений, счастье материнства все равно будет омрачено. Конечно, времена общественного непризнания незаконнорожденных давно миновали. Но общественная оценка этого явления сохраняется. А главное, под угрозу ставится физическое и психическое здоровье малыша". Может ли одобрять такое Церковь, если для нее Материнство — Божий дар?

Каждый человек вправе сам решать, какой идеал личной жизни для себя выбрать: христианский, целью которого в любом случае является святость, или же "вольно-современный" с его подменой понятий, взаимовыгодным враньем, вечной неопределенностью и потребительским эгоизмом. Но всегда будет очевидно одно: это два несовместимых образа жизни, и христианство, по крайней мере, ортодоксальное, "фактический брак" не примет никогда. Нужно будет выбирать что-то одно. И дай Бог, чтобы полезное.