Меньше семьи
05.03.2014
7463 просмотра
Дарья Косинцева

Читательница оставила вот такой комментарий к недавнему посту:

«Спасибо за статью. Особенно за эти строки: "Семья, в которой еще есть усыновленные дети, или которая, к примеру, приняла на попечение в качестве «приемной бабушки» какую-нибудь брошенную бабульку из приюта..." – никогда об этом не задумывалась. Про усыновление детей - сколько угодно, но на эту тему и мыслей не было. А ведь это замечательная идея! Забирать к себе брошенных старичков, чтобы они проживали свои последние годы в тёплом кругу семьи».

Когда я прочитала этот комментарий, то меня осенило: все новомодные «проблемы семьи» и «странности семьи» в основном сводятся к одной тенденции – максимальному сужению семьи. Расширить семью, например завести ребенка, – и то сегодня верх оригинальности, и тем более мы редко задумываемся о более необычных способах расширения семьи. А вот сужают семьи много и разнообразно.

Можно родить одного ребенка или вовсе не рожать детей.

Можно избавиться от жены или мужа. Самый привычный нам способ – это развод.

Более кардинальный и редкий подход – в принципе избавиться от противоположного пола в семье. И речь здесь не столько о пресловутых однополых браках, сколько о всяких оригинальных способах получения детей.

Коллега недавно рассказывал про крик души одной девушки, которая недоумевала: как красивые и успешные леди доходят до того, что себя обсеменяют неизвестно от кого, да еще платят за это деньги?! Но на самом деле в этом нет ничего необычного: это просто продолжение тенденции на сужение семьи. Стремление к нему объяснимо. Человек не хочет напрягаться и рисковать, строить с кем-то отношения, уступать кому-то, наступать на свое эго, учиться понимать и прощать, вообще не хочет ничего ДЕЛИТЬ. В том числе не хочет ни с кем делить ребенка. Это мой, только мой!! В абсурдном случае такого «только моего» может сделать и мужчина – Филипп Киркоров и его суррогатная дочь, например.

Идеал современного человека – это именно эгоизм, который загоняет его в уютненькую норку привычного, а другие – это ад. В идеале есть только я – и моя собственность, моя норка. В очень хорошем случае – муж/жена и ребенок. Но, как видим, это круг близких стремится все больше сократиться. В идеале – до себя любимого. В оригинальном случае: я + ТОЛЬКО МОЙ ребенок, полученный без эмоционального соприкосновения с другим. Этот ребенок тоже воспринимается как собственность.

Как видно, вариантов много, цель – одна. Ни к кому не притираться, не переступать ограниченность собственного эго. Ведь семья – это уникальная среда именно для того, чтобы учиться прощать, понимать, общаться, находить компромиссы. На примере взаимоотношений в семье можно увидеть, как могут любить друг друга совершенно разные по возрасту и интересам люди, – и это кажется нам естественным. Чем меньше семейной среды в обществе. тем больше самовлюбленных одиноких невротиков. Ничего не напоминает?

На этом фоне полной противоположностью выглядит христианское абсолютное расширение семьи: обращение ко всем людям «братья», «сестры», «отец» и «матушка», «дети». То есть в основе христианства лежит стремление расширить «семейные отношения» на всех людей, выйти за ограниченность биологического родства.

Как видим, современный человек, наоборот, стремится всячески отделиться даже от биологического родства, от всего «иного», что пытается посягнуть на его эго, вокруг которого он выстраивает защитные стены. А потом жалуется на депрессию и одиночество.