Про аборты, смерть и эволюцию
27.02.2014
7709 просмотров
Дарья Косинцева

Кинули тут длинное рассуждение знаменитого атеиста Хокинга про аборты, вот оно:

“Чем сложнее объект, чем больше усилий потратили люди на его сооружение, тем он ценнее, даже если никакой практической пользы от него нет; разрушить сарай — меньшее зло, чем разрушить храм. Этот стереотип распространяется не только на творения человека, но и на творения естественного отбора: нет ничего страшного в том, чтобы прихлопнуть комара, потому что он хочет укусить, но есть нечто глубоко аморальное в том, чтобы убить собаку, потому что она рычит. Собака может быть опаснее, чем комар, но ее мозг устроен более сложно, и поэтому ее убийство — больший грех. В рамках этой логики высокоупорядоченный объект (взрослая женщина) представляется несравнимо более ценным, чем объект низкоупорядоченный (оплодотворенная яйцеклетка), и интересы объекта со сложной нервной системой являются абсолютно приоритетными перед интересами объекта без нервной системы как таковой. Люди, которые считают, что права простых объектов (будь то эмбрионы или лабораторные мыши) важнее, чем качество жизни сложных объектов, вызывают у меня глубокое недоумение на грани с ксенофобией: мне кажется, что они живут в каком-то другом мире, с какой-то другой стрелой времени, что у них принципиально иные отношения с энтропией. В самом деле, если у них нет категорического императива «упорядоченное важнее неупорядоченного», то, наверное, и сама энтропия не вызывает у них такого ужаса и отвращения, как у простых смертных, которые пытаются успеть что-то открыть, создать, построить и написать, потому что все время помнят, что через несколько десятков лет энтропия их победит — окончательно и бесповоротно".

Лет пять назад я подписалась бы под каждым словом этого абортного манифеста: женщина имеет право отправиться в больничку, если ей мешает какой-то мускульный комок в животе, который в перспективе должен повлечь лишние проблемы и ответственность. Поэтому точка зрения, в целом, понятная. Но меня поразила философская глубина рассуждения, которая позволяет если не раскрыть тему абортов целиком и полностью, то хотя бы увидеть несколько определяющих моментов.

Вообще в теме абортов переплетается куча ключевых философских тем христианства и антихристианства. Приведу некоторые мысли на тему.

1) ЛЮБОВЬ К ПРОСТОМУ

По моему опыту, появление любви к детям – это вообще признак того, что человек учится любить. Охи-вздохи по томным мальчикам и девочкам с длинными челками, которые по недоразумению считаются любовью, – это, конечно, не любовь. Способность любить – это способность терпеть, жалеть простое, глупое, слабое. В себе и в других. Любить детей, пенсионерок, людей без высшего образования, мигрантов, бомжей, инвалидов и прочих "простейших" – вот что называется уметь любить. Верить и надеяться на лучшее – и этими верой и надеждой программировать реальность и менять будущее.

2) БУДУЩЕГО НЕТ

Кстати, о будущем. В мире без Бога нет и будущего как такового: что тоже видно по теме абортов. В мире "материальном" существует только прошлое, и только логика прошлого, только мясистые факты. То, что вполне предсказуемо "оплодотворенная яйцеклетка" родится, вырастет и станет сложным существом когда-нибудь В БУДУЩЕМ, никого не интересует. Почему? Потому что в мире эволюции вообще страшно смотреть в будущее. В мире эволюции будущего нет: в конце бесконечной войны сложных и более сложных всех ждет только неизменный проигрыш: “энтропия победит окончательно и бесповоротно”.

3) ЧЕЛОВЕК РЕШАЕТ ВСЕ

Третья ключевая тема: то, насколько человек вообще способен знать, что для него хорошо. Люди находятся в полной уверенности, что они сами лучше всего управятся со своей жизнью. И почему-то при этом все сплошь несчастны. То есть вроде все самые умные, а живут как дураки. Получается, что часто мы со своими самостоятельными рациональными решениями делаем себе только хуже, и потом жалеем. 

Логика христианства – смирение, когда ты отдаешься воле Бога, по тонким намекам реальности угадываешь Его волю и просто не сопротивляешься. Где-то я прочитала, что для того, чтобы быть счастливым, нужно отпустить то, что само уходит, и впустить в жизнь то, что приходит само. Так что, насколько аборт действительно в интересах "сложной женщины", – это очень большой вопрос.

4) МИР ЗЛА

Вообще, когда я дочитала вот это рассуждение Хокинга, я с ужасом вспомнила, в каком мрачном, безысходном мире живут люди без Бога – в мире с такими законами, от которых хочется выть, царапать стены и прибивать какие-нибудь части тела к брусчатке на Красной Площади. Я сама жила в этом мире, и он доводил меня до отчаяния. 

В этом мире более сложный побеждает. Кто такой более сложный? Тот, кто победил в эволюции. В этом мире нет места жалости к более слабым, глупым – к более “простым”. 

В этой логике жизнь “простого” нерожденного младенца перевешивают интересны “сложной” взрослой женщины – причем не жизнь даже, а просто “интересы”. Эгоизм и жалость к более простому. В таком ракурсе расисты были бы оправданы целиком и полностью: белые рабовладельцы были в полной уверенности, что негры менее развиты. Сразу возникает много интересных вопросов, типа того, начиная с какого IQ можно считать человеком человека? В общем, сплошная нетолерантность царит в мире эволюции. Еще один показатель того, как неуверенно смотрится любое добро (и толерантность, то есть терпимость) в мире без Бога: оно там просто лишнее. Как в “Братьях Карамазовых” – раз Бога нет, то все позволено: кушать котиков и жениться на козочках в том числе. А уж абортировать младенца – все равно что прихлопнуть навязчивого комара.

"Логичный мир", описанный выше, – это мрачный мир без любви. Мир, который управляется неумолимой логикой войны, – вот мир без Бога. Ад как он есть. Возможно, что мир природы – это и есть "царство сатаны" (потому что сказано, что сатана – "князь мира сего"). Там всем заправляет эволюция и борьба всех против всех. Но прикосновение Бога, любви меняет этот мир: даже львы в зоопарке привыкают к ласке и требуют, чтобы их гладили. 

Возможно, отличие человека от животных в том, что человек может выбрать любовь, а не эволюцию. Выйти из ада вместе с Богом. А в "мире эволюции" человеку остается только вечная война. Причем война безнадежная: остается только бессмысленно царапаться, пытаясь устроиться "разумно" в ожидании, когда смерть "победит окончательно и бесповоротно".