Психология семейной смерти
21.02.2014
9260 просмотров
Дарья Косинцева

Не знаю, как у вас, а вокруг меня в мои 26 лет вокруг уже куча разведенных друзей-одногодок. Некоторые, увы, разведенные с детьми. В принципе, и меня могла бы постигнуть такая судьба, если бы я вышла замуж хоть в один из тех моментов, в которые я это сделать собиралась. В принципе, начинается всё одинаково: красивая пара, сожительствуют какое-то время (иногда – очень долго), потом женитьба. А потом начинается треш и угар. Вот вчера я в очередной раз встретила такую пару – мои старые друзья, которые были, казалось, идеальной парой, оба милые, добрые, оригинальные. «Ну в этот раз уж точно будет все окей» – не тут-то было. И у них начались терки, скандалы, унылое «перетягивание каната». Всё как всегда – или, точнее, в 90%. Кстати, оставшиеся 10% – это, как правило, люди с ну оооооочень большим интеллектуальным уровнем – с таким большим, что повторить его в масштабах страны нереально, а значит, казалось бы, институт семьи обречен. Так в чем же дело? И что, собственно, происходит?

А мне кажется, происходит очень простая вещь. Современная культура совершенно не готовит человека к отношениям муж/жена. Воспроизводимые схемы взаимоотношений М и Ж – это отношения влюбленных и любовников. Отношения, когда люди будоражат друг друга, употребляют друг друга интеллектуально и физически и получают от этого удовольствие. Пары, которые пытаются от этих отношений перейти к браку, испытывают нехилый разрыв шаблона. Потому что, увы, но семейные отношения совсем в другой области, которая ближе к области «любви к ближнему», а не к области «любви к той загадочной красотке». Семья – это не тогда, когда ты хочешь устроиться поудобнее и что-то получить, а тогда, когда ты готов что-то отдать другому – пойти на уступки, например. К этому большинство наших современников совершенно не готовы, и сильно удивляются, «а куда же делась ТА любовь», «а как же я ошибался/лась!», и срочно идут искать другую любовь. Как правило, тщетно, ибо дело тут не в конкретных людях, а в системе восприятия – но об этом в другой раз. В общем, семейная жизнь бьет бедных сожителей обухом.

Это как если бы вас учили всю жизнь сдавать ЕГЭ, а поступать бы вам пришлось по нормальному вузовскому экзамену, где думать надо. Нет, ситуация даже хуже! Это как если бы вас учили основам православной культуры, а сдавать бы пришлось экзамен по научному коммунизму! Вроде бы материал похожий, но, как в одном анекдоте, есть один нюанс...

Кстати треш и угар начинается и до женитьбы – в области «гражданского брака», который в любом случае есть переход от «романтики» к «браку». Переход этот случается сразу, как только начинается секс, – даже сожительство тут необязательно. Исключение – ну совсем уж одноразовые отношения, но в моем окружении это нереальная редкость. Как правило, всё идет по отработанной схеме: люди встречаются, люди влюбляются... и нет, не женятся, а занимаются сексом. «Двое становятся одна плоть». Сначала все няшно. Но очень скоро начинается! Почему начинается, почему всё не может быть дальше няшно? А потому, что в этот момент фактически воспроизводятся отношения, при которых в 19 веке девушка называлась «содержанкой», «любовницей» – то есть тоже падшей женщиной, но с бОльшим уровнем комфорта. И хотя вроде бы внешне вся наша развязная культура навязывала современной женщине логику «свободных отношений», внутри у нее начинает свербить – ее гнетет комплекс «падшей женщины». Чтобы увидеть, что происходит в средней паре нынешних «парня и девушки», достаточно почитать «Идиота» (истерики соблазненной Настасьи Филипповны) и «Анну Каренину» (истерики падшей Анны). Книжки, напомню, были написаны 150 лет назад, после этого произошло несколько революций, в том числе и сексуальная. Только оказалась она в итоге не революцией, потому что принципы отношений между М и Ж не меняются, как показывает практика, никогда: меняется только мода на ошибки – от перекоса «Домостроя» к перекосу «free love».

Современная механика отношений между парнем и девушкой примерно такова. Первое время всё может быть няшно – потому что где-то внутри у девушки сидит «щаз женится!». Но мальчик, как правило, жениться не думал – он заводил отношения не для этого, всё произошло само собой, по любви. В итоге он имеет симпатичную умненькую содержанку, в которую, конечно, был искренне влюблен и которой (в лучшем случае) готов всё покупать, но вот отдать ей кусок своей свободы – уже нет, сделать равной хотя бы с друзьями – далеко не всегда. У девушки начинаются истерики, отлично сформулированные в грустных картинках в ванильных пабликах. У мальчика тоже что-то свербит: потому что он хочет вроде бы уже и не любовницу, а жену. Отсюда все злобные демотиваторы «Она только пилит ногти, а не готовит борщ!». Но ведь это поведение – чистое поведение содержанки! Она жаждет быть будоражащей и у нее нет уверенности, что она здесь надолго: значит, она должна нравиться и привлекать – в том числе и других.

В общем, у людей внутри начинают яростно сражаться две модели поведения. Первая – модель потребительская, часто деградирующая от нежных чувств до чего-то вроде «она дает, он платит». Вторая – модель сотрудничества. «Супруги» – это, кстати, «сопрягнутые», то есть волы в одной упряжке. Как выглядят эти сражения? Это ссоры за «вечер со мной или с друзьями». Это желание, чтобы девушка выглядела сексуально, но с другими не кокетничала. Это хождение девушек на тусовки с друзьями мужского пола – что, само собой, раздражает парня. Но ведь она «свободна»! Она здесь, только потому что ей нравится или выгодно. Это паразитическая психология девушек. Это «случайно переспал с ее лучшей подругой, просто мы часто общаемся!». В общем, я не рискну описывать все радости псевдосемейной жизни.

В итоге, как правило, побеждает модель потребления: с этой/этим не получилось – пойду искать товар посвежее. Всё это сопровождается, естественно, слезами, истериками, срывами, истерическим курением и пьянством. А всё потому, что это оказывается совершенно неожиданным для человека, выросшего в розовой идеологии «свободной любви». Иногда борьба между моделями затягивается очень надолго – люди успевают жениться и даже нарожать детей и в итоге просто остаются вместе, потому что ипотека и вообще так как-то привычнее. В итоге вся семейная жизнь перерастает в «отложенный развод»: люди не становятся «супругами», совместно вспахивающими полосу семейной жизни, а просто тянут чахлый семейный возок в разные стороны, как лебедь и рак... ну или как рак и щука. В итоге возок всё равно разваливается: друзья, пиво, любовник, любовница, вялотекущий алкоголизм, депрессия и прочие радости обеспечены. В уютной трехкомнатной квартире разлагается труп семейных отношений, со временем превращающийся в мумию. А вспомните – всё ведь начиналась так хорошо!

У меня есть подозрение, что единственные люди, которые хоть сколько-нибудь от этого ограждены, – это православные пары. Нет, не те, которые просто в церкви повенчались, а те, кто воцерковлялись как следует. Почему? Потому что они единственные, кто проходит мощный курс психологии семейной жизни и целенаправленно готовится именно к отношениям мужа и жены. И, следовательно, реально оценивает риски, понимая, что семейная жизнь – это совсем не отношения Ромео и Джульетты и даже не дружеский секс. Конечно же, мы не забываем и про 10% исключительно умных атеистов, которые способны самостоятельно освоить азы психологии, читая книжки и наблюдая за людьми.

Большинство же с завидным постоянством наступает на грабли, думая, что ну в этот раз это точно не грабли, и механика у них особая, и глаза красивые, и тонкая душевная организация. Но вожделенное счастье кроется не в смене партнера, а, прежде всего, в смене собственного «отношения к отношениям». Например, так: грабли нужны не для того, чтобы на них наступать, хотя целые полсекунды они летят очень красиво, а для того, чтобы сгребать ими сено.

По мне так обет безбрачия соблюсти гораздо проще, чем создать счастливую семью.