Секс, брак и неудобное христианство
26.02.2014
7884 просмотра

Христиане как будто все время оправдываются перед обществом: нет, мы не отрицаем секс, мы ведем богатую сексуальную жизнь в браке, и мы не отказываемся от контрацепции! Как будто бы христиане постоянно боятся показать себя мракобесами относительно прогрессивного общества. Но это значит, что они уже подпали под пропаганду этого прогрессивного общества, раз им приходится оправдывать Писание! Это общество не прогрессивно. Оно такое же, как Содом и Гоморра в свое время. Принцип «жить как все» в нем означает – жить против христианских принципов. Да, воздержание – единственный способ контрацепции. Да, секс – это похоть (да, и мастурбация ничуть не невиннее). Деторождение в браке – единственное, ради чего извиняется похоть. Тем не менее все дети «рождаются в грехе» (ну, кроме одного). И поэтому «кто может вместить – пусть вместит» (имеется в виду безбрачие).

«Секс вне брака?» – спрашивает современное общество. «Брак без секса!» – отвечает христианство! Да, в христианской культуре даже умудрялись практиковать такое безумие, как воздержание в браке – и не только в первые века христианства: еще в 19 веке дворянки просили своих духовников благословить их на «невинные браки». Потому что «плодитесь и размножайтесь» – вовсе не то, ради чего создан человек, напротив, это прямой результат «выпадения из рая». «Радуйся, бесплодная и нерожавшая! Восклицай и ликуй, не знавшая родовых мук! Ибо много детей у покинутой – больше, чем у замужней!»

В принципе, умудряются же православные жить без секса ДО брака, не сходят с ума, не заболевают, не вешаются – значит, секс не такая уж необходимая для жизни вещь. Нет жены, не клеится с девушками – ВЕЛИКОЛЕПНО! Не нравишься мальчикам – ПРЕКРАСНО! Не получаешь удовольствия от секса – бросай это дело!

Даже одержимая сексом культура уже предлагает людям альтернативные варианты достойной самореализации вроде «сапиосексуальности», о которой я писала (и вот не надо, не надо подбирать этому слову русский аналог!:-) Милые социопаты, далекие от классического понимания секса в любом его изводе: и от романтической любви, и от порнографии. Тем не менее, тот же Шерлок – самый модный и сексуальный персонаж. Дерзайте, православные! Кто может вместить – да вместит.

Секс – единственно существенная цель для реализация психической энергии, а все остальное сублимация? Ерунда! Даже Юнг, ближайший ученик Фрейда, уже троллил его квадратно-гнездовую либидозную теорию – мол, просто Фрейд сам был сексом одержим. Да к тому же фрейдовским подопечным истеричкам было попросту скучно: у них не только секса, а вообще жизни не было.

Нет, конечно, секс – это приятно! Но Царство Небесное еще приятнее, и ради него приходится жертвовать своими милыми удовольствиями.

Я не вижу принципиального отличия удовольствия от секса или удовольствия от наркотика: то и другое – только формы зависимости, эмоциональной и физической, способы снять стресс. Альтернативный способ – вера.

Естественно, то, что я говорю – крайняя крайность, но на мой взгляд, необходимо честно признать, что именно эта крайность – и есть кристально чистый идеал христианства. Все остальное – по мере нашей слабости. Секс в браке – окей, но безбрачие – ЛУЧШЕ.

Ладно, забудем про первохристианских святыми с их невинными браками. Но вот идеально-православная лав-стори из современности: «Она тоже хотела уйти в монахини, и, видимо, это нас сблизило, мы стали дружить, и по окончании аспирантуры я сделал ей предложение. Духовник и ей говорил, что ей надо в монастырь, и мне, а мы поехали к нему за благословением на брак. «Но вам же в монахи надо!» — «Нет, хотим пожениться». Он отвел меня в сторону: «Вы проживете вместе десять лет, она родит тебе двоих детей, а потом ты станешь монахом». Жена умерла ровно через десять лет, оставила мне сына и дочь, я стал монахом. Все случилось так, как предсказал духовник. Чудо? Я воспринял это как действительность — что ж, десять лет — значит, десять лет. Когда она умерла, второй раз жениться не стал, потому что дважды женатых не рукополагают» (о. Анатолий Берестов)

Вот он, православный брак: хотели в монахи, случайно поженились. Но хотели-то в монахи.

Меня тут верующие подруги корят, что меня что-то сильно клонит в монашество. Меня? Да вы што, ничего подобного: я-то как раз на такой духовный подвиг вряд ли потяну, нет у меня к нему внутреннего расположения. То, что я не вышла замуж - это только потому, что у меня крутоваты запросы, видимо. И когда я думаю о том, что мне с этими запросами придется остаться монахиней поневоле, на меня нападает тоска. Так что я не могу вместить, но кто может вместить - пусть вместит.

Православные все время как будто пытаются что-то доказать: мы не хуже, мы нормальные! Нет, мы хуже. Мы ненормальные. Надо честно это признать. Мудрость мира есть безумие перед Богом. Секс – плохо. Брак – хорошо. Безбрачие – ИДЕАЛЬНО.

Как было сказано однажды в этом блоге, «есть масса способов придумать комфортное христианство для мидл класса, но вообще-то вера требует жертвы». И мне кажется, что самый главный смысл избегать «удобного христианства» именно в том, что в среднем христианин всегда должен быть хуже своего христианства – это главная прививка от гордыни.