Сексуальная свобода
31.10.2014
5789 просмотров
Дарья Косинцева

Забавно, что смена половых партнеров у нас упорно ассоциируется со словом «свобода» – «сексуальная свобода». При этом два самых известных романа 20 века о будущем человечества – антиутопии «О дивный новый мир» и «Мы» – смену половых партнеров связывают именно с НЕСВОБОДОЙ. В обоих книгах система, подавляющая личность человека, подразумевает уничтожение личной верности, отрывание «полового инстинкта» от всяких «устаревших сентиментальностей» и постоянную смену сексуальных партнеров.

В «Мы» принуждение очень жесткое: там происходит распределение секса по карточной системе. Понравилась Маша – вот тебе карточка на несколько совокуплений с Машей. Взамен Маша имеет право совокупиться с понравившимся Витей. Свобода, равенство, братство, так сказать. Думаете, просто больная фантазия литератора? Ан нет. Большевики, оказывается, пытались и так народ раскрепостить. Прочитайте только вот этот умильный опус про «свободную любовь»:

«В 1918 г. во Владимире появился декрет, гласивший: „После 18-летнего возраста всякая девица объявляется государственной собственностью. Всякая девица, достигшая 18-летнего возраста и не вышедшая замуж, обязана под страхом строгого взыскания и наказания зарегистрироваться в бюро „свободной любви" при комиссариате призрения. Зарегистрированной в бюро „свободной любви" предоставляется право выбора мужчины в возрасте от 19 до 50 лет себе в супруги-сожители. Право выбора из числа девиц предоставляется также и мужчинам. Выбирать мужа или жену предоставляется желающим раз в месяц. Мужчинам в возрасте от 19 до 50 предоставляется право выбора женщин, зарегистрированных в бюро, даже без согласия на то последних в интересах государства. Дети, произошедшие от такого рода сожительства, поступают в собственность республики"» (Харчев А. Г. Брак и семья в СССР. М.: Мысль, 1990. - 367 с. - С. 133).

Прогноз, данный в книге «О дивный новый мир», оказался ближе нашей капиталистической реальности: там управление человеком происходит не через прямое принуждение, а через разного рода манипуляции. И там, если ты, говоря нынешним языком, «встречаешься» с одним и тем же человеком больше трех месяцев, то это считается глупым, отсталым и вызывает подозрение. Одним словом, счастливое общество, купающееся в море свободного секса. Ни тебе обязательств, ни семьи – сплошные удовольствия. И никаких отсталых предрассудков. Никаких привязанностей. Как у Достоевского в «Великом Инквизиторе»: «О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас как дети за то, что мы им позволим грешить».

То есть на самом деле идея «свободной любви» связана с тем, что у человека отнимается что-то свое, личное, уникальное, чтобы сделать его частью массы, которой легко можно манипулировать. Уничтожается личная верность, личная любовь как принадлежность Личности, Человека с большой буквы.

Человеку дается куча суррогатов на выбор, чтобы он ни в коем случае не выбрал что-то единственно стоящее. Человеку дается куча аргументов на тему того, что он животное, чтобы он ни в коем случае не повел себя как Человек. Членам нашего «дивного нового мира» дается бесконечная Свобода грешить, чтобы ни в коем случае не допустить их к Свободе от греха.