Шпильки и декольте, или Почему я больше не хочу продавать себя на улице
20.02.2014
11850 просмотров
Дарья Косинцева

В один прекрасный момент я поняла, почему кавказские мужчины липнут к русским наташкам с целью познакомиться. Потому что «наташка» часто всем своим видом транслирует, что ее основная задача – чтобы с ней познакомились.

Я почувствовала, что я тоже такая же «наташка», ну, в данном конкретном случае, «дашка». Что те элементы женской привлекательности, которые есть у меня в шкафу, – это арсенал элитной проститутки, которая хочет обаять как можно большее число потенциальных клиентов. Что все эти шпилюры и декольте я надеваю, ведомая отчаяньем и гордыней: «Ну возьмите меня, ну пожааалуйста, ну посмотрите, какая я клеееевая... Ах так? Ну сейчас я стану строгой госпожой!»

То, что именно такая форма одежды стала культурной нормой и «офисной классикой», стало для меня симптомом какой-то кошмарной тенденции превращения человека в объект. Эта тенденция диктует, что женщина должна упаковать себя как товар на полке и выставить себя на витрину. Согласно стандартам сексуальной раскрепощенности желательно еще приклеить на декольте табличку «Распродажа».

Я задумалась, что подогревает во мне желание выглядеть именно так? И поняла, что моих внутренних демонов постоянно подзуживают сотни рекламных образов индустрии красоты. «Ты должны быть такой, а то тебя не купят!» Я поняла, что элитная проститутка – это вообще самый выгодный клиент для этой индустрии, потому что она покупает много косметики, белья и одежды. Что все эти «лавочки женственности» – это сегмент business to business, потому что он производит вспомогательные средства для продажи себя.

И мне вдруг расхотелось быть товаром. Я поняла, как унизительно искать себе потребителей на улице. Мне стало стыдно за все мои открытые платья. Мне захотелось надеть паранджу! Мне захотелось, чтобы именно паранджа стала офисной классикой, а не юбка-карандаш. Я обзавидовалась мусульманским женщинам, живущим в другой культурной норме. Я припомнила истории о том, что мусульманская женщина на улице ходит в парандже, а дома перед мужем – в белье с кружавчиками. Я поняла, почему кавказские мужчины воспринимают русских женщин как проституток.

Вот так я стала безобидной христианской феминисткой :)