Актуальное богословие в "Эксперте"
27.02.2014
3515 просмотров

Вконтакте плодятся атеистические паблики, а журнал "Эксперт" тем временем открыл рубрику "Актуальное богословие". Обнаружила я этот факт совершенно случайно, пока листала очередной номер “Эксперта” в электричке. И вот посреди новостей про рынки и тренды внезапно - интервью редактора портала Богослов.ру под плашкой “Актуальное богословие”. Надо сказать, что я не являюсь завсегдатаем православных порталов, а вот “Эксперт” читаю регулярно. И появляние такой рубрики, как “Актуальное богословие” в таком журнале стало для меня настоящим событием То, что православие выходит из специализированных (не хочется говорить - “маргинальных”) тематических изданиий на страницы бизнес-журнала, говорит о том, что размышления о вере стали существенной частью интересов аудитории “Эксперта”, то есть бизнесменов и отраслевых специалистов - людей, определяющих будущее этой страны. На это фоне “Актуального богословия” в “Эксперте” всерьез обсуждать что-то про “быдловерунов” становится несколько бессмысленно. В общем, я как будто почувствовала, что музыку, которую слышу я, слышат редакторы “Эксперта” и множество его читателей по всей России. Правда, забегая вперед, скажу, что редакция “Эксперта” называет это не музыкой, а “светом”.

В общем, сегодня я загуглила и обнаружила, что редакция “Эксперта” снабдила открытие этой рубрики большой вступительной статьей. Приведу несколько фрагментов (почитать целиком и заодно почитать статьи в рубрике можно по ссылкеhttp://expert.ru/expert/2013/44/aktualnoe-bogoslovie/.

“Наличие в деловом журнале богословской тематики не является обычной практикой, поэтому мы предваряем первый материал рубрики «Актуальное богословие» особым вступлением. Небольшое пояснение будет сопровождать публикации и в дальнейшем.

Мы исходим из того, что существуют разные способы познания мира: рациональный научный, образный художественный, философский, религиозный. 

(...) Результаты естественнонаучной деятельности в Новое время столь сильно изменили жизнь людей по сравнению с предыдущими веками и тысячелетиями, что это не могло не сказаться на отношении к науке. Чрезвычайная продуктивность науки позволила ей занять доминирующее положение в способах познания мира. Появилась концепция прогресса, предполагающая постоянный переход человечества от более архаичного состояния к все более продвинутому, развитому. И в этой концепции роль науки часто представлялась едва ли не решающей.

Апофеоз «обожествления» науки и отвержения религии мы наблюдали в собственной стране всего несколько десятилетий назад. Советский проект задумывался как предельно рациональный, основанный как раз на концепции прогресса, перехода общества от одной, менее развитой, стадии к другой, более развитой.

Мы и сейчас наблюдаем негативное отношение заметных общественных групп к религиозной деятельности, вполне в духе прогрессизма или даже большевизма. По нашему мнению, эти проявления часто являются следствием слабой просвещенности. Преодолению чего и будет способствовать, как мы надеемся, предлагаемая рубрика.

(...) 

Известный тезис Лапласа «в гипотезе Бога я не нуждаюсь» давно стал общим местом. Возможно, эта «гипотеза» действительно не нужна для того, чтобы ответить на определенный круг вопросов естественнонаучного и отчасти даже гуманитарного характера. Но, похоже, без нее не обойтись, когда вопросы, стоящие перед обществом, столь сложны и масштабны, что рутинные рациональные научные процедуры не могут дать надлежащие ответы. 

(...)

Богословие, богопознание — это свобода задавать вопросы, которые не могут быть поставлены ни в одной иной системе взглядов. Это вопросы цели мира как такового: есть ли она в принципе, и если да, то в чем? Это вопрос о смысле жизни каждого человека в его предельной постановке: есть ли высший, самый высший, смысл, находящийся за пределами социального, биологического, психологического, физического? Есть ли жизнь за порогом смерти? Вне гипотезы Бога на все эти вопросы следуют скучные ответы «нет», «никакого», но как-то это не по-научному. Хотя наука и богословие, да, это совершенно разные способы познания мира. Наука говорит о бесконечности видимого мира, религия — о бесконечности высших устремлений человеческого духа.

Попытки содержать религию в своего рода гетто, отдельно от всего «светского», унаследованные российским светским обществом от советского, очевидно не удались. Христианство знает, что величие духа скрывается чаще всего под покровом полнейшей незаметности. И только иногда оттуда пробивается свет, который не видеть уже нельзя”.