Аморальная журналистика
21.02.2014
7653 просмотра

«Учить сегодняшних журналистов нужно слушаться дядю, который платит деньги», «Никакой миссии у журналистики нет, журналистика – это бизнес», «Если вы этому не учите – вы совершаете преступление» – в общем, речь замминистра связи и массовых коммуникаций Алексея Волина на конференции в МГУ была поистине экстравагантна. Но пока мы возмущались вопиющей мерзостью кремлевских пропагандистов, мы не заметили главного – важно вовсе не то, ЧТО сказал замминистра связи и массовых коммуникаций. Как будто то, что журналист в наше время часто становится продажным – это какие-то сумасшедшие новости. Важно другое: ОН. ЭТО. СКАЗАЛ! Впервые может быть за долгие годы человек публично сказал правду. Это похоже на публичную истерику, а может быть на coming out – публичное заявление, что ты гей. В любом случае, в нашем мире слащавого официозного пафоса это был прорыв истины с самых мрачных глубин «сурковской пропаганды», это был проблеск человеческого, проблемного, живого посреди унылого пропагандисткого официоза. 

Я очень уважаю этот поступок. Если бы Волин просто промямлил что-то невразумительное про этику журналиста – это одно. А тут он дал нам всем вживую посмотреть на то, о чем мы пока еще только догадываемся, шушукаясь в интернетах – а тут вот вам официальная конференция! И огромная доза правды! Горькой, истерической правды. Такая правда – это прямо удар системе себе под дых. Это показатель того, что людей в этой вертикали уже тошнит от самих себя.

Вы что, думаете, что замминистра всерьез призывает воспитывать продажных журналистов? Конечно, нет. Это – крик души усталого пропагандиста. Это жжение затоптанных светлых порывов, которые подступили к горлу замминистра, когда он взглянул на тему «Журналистика в 2012 году: социальная миссия и профессия». Крик романтичного мальчика, которого обманули добрые педагоги – а теперь ему пришлось работать на дядю. Этот поток цинизма – обида, боль и отвращение к самому себе. Наверняка это было нелегко. Но это было честно – и уж точно рискованно.

Потому что когда пропагандист говорит такие гадости про систему – он уже не пропагандист, он обличитель.