Частное христианство
06.04.2014
11219 просмотров

Православных сейчас принято делить на «консервативных» и «либеральных». Одну «партию» условно возглавляет Всеволод Чаплин, другую - условно Андрей Кураев. Я внезапно обнаружила, что не являюсь поклонницей ни того, ни другого. В принципе понятно, почему я не симпатизирую всяким борцам за нравственность: по происхождению я – хипстер и либералочка. Но вот я поняла, что ярым сторонником Андрея Кураева я тоже не являюсь: что мне несимпатичны ни обличения геев-архиереев, что я не хочу обниматься ни с какими Пусси Райот, реальными или условными. И вообще, вся эта движуха «о судьбах Церкви» мне неинтересна: ни в формате «Церковь и ее трации – спасение России», ни в формате «Церковь срочно нуждается в обновлении выметании из нее мусора».

Мне хотелось что-нибудь написать на эту тему, но в мой голове было больше вопросов, чем ответов: должен ли верующий обязательно присоединяться к какому-нибудь церковному крылу? Можно ли просто оставаться без позиции по всем этим общественно-церковным вопросам, отодвигать от себя все это подальше? Честно ли это: не срывать футболки Пусси Райот и при этом обнимать Пусси Райот? Или это просто уклонительство, конформизм и замалчивание, и нужно обязательно «вступить в борьбу» на чей-нибудь стороне? Обязана ли я вообще как-то себя насиловать – например, чаще ходит в храм, хотя мне больше нравится сидя на диване читать Святых Отцов? И значит ли это, что я должна твердо и навсегда решить, что важнее в жизни всех верующих – ходить в храм или читать Отцов?

И вот наконец я получила отличный ответ. Это статья игумена Петра Мещеринова «Жизнь православного христианина в современном мире» из книги «Наследие митрополита Антония Сурожского». В статье напрямую давался ответ на многие вопросы, которые я себе задавала. Ответ этот: «позиция частного лица» (термин Бродского). Эта позиция по ту сторону и от твердокаменного традиционализма, и от оголтелого обличения церкви. Вот цитата, которая объяснила для меня очень многое:

«Я считаю важным с некоторою подробностью пояснить, что именно это за «позиция частного лица», потому что в современной церковной и общественной ситуации я не вижу возможности вне её сохраниться просто как порядочному человеку, так что она становится едва ли не непременным и обязательным аспектом христианской жизни. Очевидно, что прежде чем погружаться в высокие церковные традиции аскетизма, исихазма и проч., необходимо состояться как личность. Собственно, позиция «частного лица» и есть необходимое условие для созревания христианской личности.

Позиция эта характеризуется следующим: во главу угла мы ставим наше личное богообщение, и им определяем нашу церковную жизнь. В зависимости от внешней и внутренней ситуации каждого человека мера этой жизни, например, принятия тех или иных сторон церковной идеологии, согласия с теми или иными Отцами может быть разной. Главным остаётся четыре вещи: 1) Священное Писание — сверять свою жизнь по нему, а не по Отцам или батюшкам, вещающим всё, что им придёт в голову; наоборот, Отцов и батюшек сверять со Священным Писанием; 2) участие в Таинствах; 3) молитва; 4) понуждение себя на исполнение евангельских заповедей.

Всё это потребует от нас свободы, ответственности, привыкания к тому, чтобы думать своей головой. Плюс — образованность: необходимо по силам изучать догматику, церковную историю, литургику, чтобы точно знать, что к чему и откуда и почему в Православной Церкви. При этом мы неизбежно пойдём против течения, против той псевдоаскетической и идеологической стадности (лжесоборности) и примитивизма, которые наличествуют сегодня в нашей церковной жизни и заслоняют от нас Христа и Его подлинную Церковь. Позволю себе ещё раз подчеркнуть, что в Церкви всё существует исключительно для того, чтобы человек обрёл Христа и жил Им и с Ним, а через Него — и в единстве любви с другими людьми. Всё: каноны, дисциплина, правила, богослужения — должны служить этому, поддерживать и укреплять жизнь во Христе. Если они этого не делают — грош им цена, они превращаются в никому не нужную шелуху. Принцип существования «частного лица» — искать в Церкви исключительно жизни во Христе; как прекрасно сказал мне когда-то Ф.Е.Василюк — выводить свою жизнь с Богом из-под всякой рутины.

Это вовсе не требует, так сказать, выхождения за церковные рамки, а значит то, что мы пользуемся всем, что предлагает нам Церковь, индивидуально, сообразно с нашей только что определённой целью и нашим устроением, обстоятельствами и проч. На практике это значит ровно то, о чём говорил преп. Серафим Саровский. Способствует, например, нашему богообщению пост — постимся. Не помогает — определяем такую его свою меру, чтобы наше христианство не превращалось в Религию Еды. Нас раздражает соприкосновение с церковной средой — сводим его к минимуму. Наводит тоску понуждение себя к учащённому посещению храма — определим себе такую, опять же, свою, меру, чтобы тоски не было, а была радость. И так далее. Возразят: но так человек совсем распустится. Отвечаю: если он ищет Христа, то не распустится, а именно найдёт свою меру.

Очень важно и то, что если такие церковные «частные лица» будут общаться друг с другом, дружить, поддерживать, помогать друг другу, тогда возникнет настоящая община. Ценность её будет в том, что она, во-первых, будет зиждиться на прочном основании — Живом Христе, а во-вторых, никак не будет противопоставлять себя церковному организму, какой он есть сейчас. Она просто будет, не обязательно территориально локализованным образом; и самим фактом своего существования поможет решать те церковно-общественные проблемы, о которых я упоминал выше.

Позиция «частного лица» совершенно исключает какое бы то ни было непослушание Священноначалию, непочтительное отношение к пастырям, презорливое отношение к церковным чинам и тому подобное. Тем более она не нуждается ни в каких реформациях и революциях. Смысл её — сугубо личное евангельское осмысление своей жизни с Богом и своего положения в Церкви в свете современного положения вещей, а не заявление своего превосходства, или общественного протеста, или что-нибудь в этом роде.

Правильность или неправильность этой позиции проверяется по наличию или отсутствию неосуждения. Позиция частного лица отличается именно тем, что осмысление жизни прилагается лично и исключительно к нашему лицу, но вовсе не к другому человеку. Если, приходя к тем или иным выводам для себя, мы думаем: «все остальные — обрядоверы, фарисеи и проч.», то мы — не на правильном пути. Осуждая кого бы то ни было, мы не можем пребыть в общении со Христом, Который Сам не осуждает никого в этой жизни, и нам велит ни в коем случае не делать этого. Лишь любя других людей, невзирая ни на что, мы уподобляемся Богу и соединяемся с ним. А богообщение и есть критерий всего, без него не может быть церковной жизни в подлинном смысле этого слова».

Для себя я сделала очень простой вывод из этого отрывка: не обязательно стараться быть либеральным или консервативным православным, обновленцем или традиционалистом. Все это - стремление быть "суперправильным" христианином в "суперправильной Церкви", и в конечном счете - осуждение и гордыня. Достаточно быть тихим и ни на что не претендующим "так-себе христианином", маленькими шажочками идущим к Богу.