Христианские корни современных прав человека
12.02.2017
734 просмотра
Переводы

Склонность христиан прятать голову в песок перед лицом современного мира лишает их возможности обсуждать с современниками многие важные темы – такие, как права человека. Мир, в котором мы живём, не упал к нашим ногам с неба (и Библия тоже). Наш мир имеет долгую историю, и история эта христианская. Его успехи - это успехи богословия, и его провалы - это провалы богословия.

10 декабря – всемирный День прав человека. История этого праздника, и история концепции прав человека вообще, является примером удивительной «исторической амнезии». Экономическая и репродуктивная политика современного правозащитного истеблишмента может нас как христиан пугать и отталкивать, но это не повод отрицать собственные традиции.

Книга Сэмюэла Мойна «Права человека и области применения истории» будет полезна для каждого, кто хочет ознакомиться с историей развития прав человека.

Начнем с того, что в древние времена о правах человека ничего не было известно. Словосочетание «человеческое достоинство» не могло быть тогда ничем иным как оксюмороном.

"Одним из факторов взрывного рождения политических прав было повышение уровня сочувствия к страдающему человеку. Как однажды заметила Ханна Арендт, в Древнем Риме обращение «человек» означало отношение «вне закона и общественного порядка для граждан, как к рабу, не имеющему никакой политической значимости». В восемнадцатом веке были заложены основы прав человека, на которых стало возможно построить такие ценности как значимость отдельного человека и ценность его жизни. Понятие всеобщего братства всегда было органической частью монотеистических религий".

Настоящий прорыв в этой области произошёл как раз в страшное средневековье, когда центральным элементом духовности стал культ страданий Христа:

"Источник «эмпатии» к страдающему человеку, отчасти, был в изменении понятия средневековой духовности: Иисуса стали ценить за его пример телесных страданий, а Дева Мария стала источником христианского благочестия, источником добродетели сострадания. Эпоха Возрождения, в свою очередь, считается моментом открытия (или переоткрытия) понятия человеческого достоинства. В своём известном исследовании Возрождения Якоб Буркхардт утверждает, что в эту эпоху человеческие качества перешли из чистых категорий логики в область общественной морали".

Значимость эпохи Просвещения в плане развития прав человека мы склонны скорее переоценивать. Просвещение работало лишь с тем материалом, который уже был готов благодаря богословию.

"Восемнадцатый век не столько создал эмоциональный призыв к страдающему, имеющему собственное достоинство человеку, сколько этот призыв усилил и секуляризовал. Тем не менее, Хант безусловно прав в том, что Просвещение, век одновременно чувств и благоразумия, было чрезвычайно важным для распространения идеи того, что человек – это безусловная ценность".

(Чтобы развенчать общепринятый миф о том, что движение Просвещения было исключительно секулярным, собственно-гуманистическим, посмотрите работу историка Ульриха Леннера. Таковым оно не было).

Следующая книга Сэмюэла Мойна называется «Христианские права человека» и напоминает о том, что на Просвещении христианский вклад не закончился:

"В «Христианских правах человека» Самюэл Мойн утверждает, что усиление прав человека после Второй Мировой войны было предвосхищено и вдохновлено тем движением в защиту человеческого достоинства, которое возникло в христианских Церквях и религиозных рассуждениях незадолго до того, как война началась. В общественном обсуждении новых принципов ведущую роль играли Римская Католическая Церковь и трансатлантическая Протестантская – это стало последним Золотым веком христианской веры в Европе. Одновременно с этим после Второй Мировой лидеры стран Восточной Европы (особенно вышедшие из христианских демократов) стали более толерантны к публичным проявлениям христианской набожности. В пространстве, открытом этими двумя процессами времен начала Холодной войны, права человека наконец заняли выдающееся общественное положение".

"Мойн приводит аргументы в пользу того, что человеческое достоинство стало центром христианских политических рассуждений ещё в 1937 году. Обращения Папы Пия XII во время войны провозгласили основные идеи вселенских прав человека как принципа устройства мира, не отдельного государства или закона. Анализируя 30-ые и 40-ыех годы, Мойн показывает, как появился особый язык прав человека, как он отделился от светского наследия Французской революции и стал использоваться послевоенными христианскими демократическими партиями, которые обновили его для создания моральных ориентиров, поддержки традиционных семейных связей, сохранения существующих общественных иерархий. Книга заканчивается интригующей главой, связывающей современные проблемы ассимиляции мусульманских мигрантов в Европе с континентальным наследием христианских прав человека".

Итак, для поклонников теорий заговора Организация Объединенных Наций – это заговор христиан против христиан. Можно лишь добавить, что не получится эффективно ее критиковать, не учитывая ее христианского фундамента, фундамента средневекового богословия, которое привело к возникновению концепции прав человека.

По материалам статьи The Medieval Catholic Origins of Human Rights (Day)

Автор - Artur Rosman

Переводчик - Филипп Олейник