Не страшно ли мне писать про политику?
15.01.2017
390 просмотров
Дарья Косинцева
За последнее время меня дважды спросили, а не боюсь ли я писать так про Путина, Караулову и прочую политоту? Мол, ФСБ не дремлет, глядишь, донос напишут и реальный срок дадут. Ну ребяяяят! Смешно говорить, что веришь в Бога, и при этом бояться ФСБ, честное слово! А как же то, что у меня все волосы на голове сосчитаны, и ни один из них не упадет без команды свыше? Если я в это не верю, то что у меня за унылая религиозность? Это тогда не вера, а ролевая игра.

Веришь ты только в то, на что в реальной жизни оглядываешься, на что в реальной жизни надеешься. И если ты оглядываешься только на карающую длань ФСБ - то при чём тут Бог? Или если ты надеешься на спасительную силу господина нашего Владимира Владимировича (или там спасительную силу революции) - то при чём тут Бог?

В Евангелии дана предельно понятная модель взаимотоношений с властью: иногда деятельная христианская любовь вполне может быть квалифицирована как экстремизм.

Ветхозаветные пророки тоже что-то не особо молчали перед власть имущими. Не то чтобы я себя к ним приравниваю, но ведь и масштаб моей антивластной пропаганды на их фоне мизерный, надо сказать.

Честно, для ребят из ФСБ моя фигура мелковата. С меня как с козла молока. Экстремизма из моих постов надо еще нацедить и выпарить. А шуму-то сколько будет! Ну и смысл? Быкова уж тогда на 20 лет должны были бы закатать.

Но даже если вдруг моя фигура будет настолько значимой, чтобы меня упрятать в тюрьму - ну, бывает, что могу сказать. Зато какую арену для проповеди я получу, ого-го! Я, конечно, надеюсь, что меня как-нибудь минует чаша сия - Бог же никому не дает испытания сверх сил. А Он знает, как я люблю пледик, чаёк и книжечки. Но если в тюрьму - значит, надо так. Значит, полезно - и мне, и людям может быть. Вот там реально можно на допросах будет любовь к людям потренировать. Ну, пока у меня даже с близкими родственниками не всегда получается быть возвышенно смиренной - вряд ли меня Бог сходу в КПЗ отправит прямиком в мученицы.

В ФСБ, в органах, в “системе” - там же тоже люди, и они тоже все время боятся! Боятся с работы вылететь, еще чего-то. Тоже говорят: ну что делать, так жизнь устроена, не я - так другой, а у меня же дети. Страх - это то, что делает мир таким, какой он есть. Не ненависть, не злоба, не жадность - страх. И как следствие - человекоугодничество.

Поэтому я особого смысла не вижу каждый раз оглядываться и вздрагивать, думая, читает ли твои посты Большой Брат. Еще самоцензурой заниматься - что может быть скучней?

Самоцензура у меня другая. Цензурю я себя на тему, как бы Бога не обидеть: критиковать сдержанно и аргументированно, а критикуя, стараться говорить о поступках и тенденциях, а не о людях, стараюсь это делать без пены на губах, стараюсь не сказать язвительную гадость, не поплеваться в слабого, не потроллить глупого, не ответить оскорблением на оскорбление. Вот это нормальная такая христианская самоцензура - на нее прилично сил уходит. Когда боишься Бога - это очень освобождает. Смысл в том, что можно бояться ТОЛЬКО Бога и больше никого не бояться.

Вообще, политота для меня скучноватая тема. Но зато она - очень земная, знакомая, близкая людям, поэтому ее интересно анализировать. Меня в свое время вдохновил именно такой мужик - который о политической борьбе писал с такой мистической подоплекой. Вот я люблю такое. Запереться в башне из слоновой кости и безопасно рассуждать о сферическом смирении в вакууме? Ну, не знаю. Для меня христианство другое - это такая весьма неудобная вера, направленная не на буддийское отрешение от бытия, а на активную любовь в сем мире - падшем, конечно же. Это не “позитивный взгляд на мир”, нет. Это такой взгляд, когда тебе “больше всех надо”.

Я других вещей больше боюсь - я СЕБЯ боюсь. На дочку сорваться наорать, на маму огрызнуться, мужа излишне прессануть своим укорительным нытьем (его прессанёшь - он же потом заболеет от расстройства). Вот этого я боюсь. Вот тут я применяю заветы Цоя “следи за СОБОЙ, будь осторожен”. Себя я боюсь ужас как (а я-то себя знаю!). А все остальное - это не мои проблемы. Буду молиться по ситуации.