О реформе православия
24.02.2015
6203 просмотра
Дарья Косинцева

Как известно всем из либеральных СМИ, Православная церковь давно прогнила и покатилась под откос. Ее надо срочно реформировать, чтобы вернуть к христианским принципам. Меньше позолоты, больше женщин-священников. Как правило, чем дальше человек от православия, тем больше прекрасных советов Церкви он готов дать.

Я одно время тоже с восторгом читала про западную Реформацию, про всевозможные свободолюбивые и гуманные секты и про наших родных нестяжателей, которые выступали против собственности Церкви и которых таки победили «толстые попы на мерседесах». Но чем больше я практикую христианство, тем меньше интереса ко всяким альтернативным формам Церкви. 

Вроде Реформация – клевая вещь, а дальше историю читаешь про взаимный убой католиков и протестантов и понимаешь, что вряд ли протестанты сделали большой шаг к «истинному христианству» с помощью Реформы. А если почитать историю протестантского фундаментализма в 20 веке – про осатанелых проповедников, оголтелый акционизм и прочие далекие от христианства вещи – то понимаешь, что лучше уж попы на мерседесах и непонятное богослужение. Даже в более мягких вариантах культ личности пастора в отдельно взятой общине трудно недооценить. И хотя «зато у них свобода и нету иерархии», но получается почему-то из огня да в полымя. А потом читаешь, как «в православии священники бесправны», и думаешь – да, плохо. Зато, может, вот из-за этой стесненности иерархией они ближе к народу и не мнят себя Гласом Божиим.

Очень интересную мысль я прочитала в книге «Религия после атеизма»: если бы Церковь была идеальна, то она бы подменила на земле Бога и никакой Спаситель был бы ей не нужен. Антихрист – это вовсе не черт с рогами, а воплощение гуманизма, святости и мудрости в одном лице – что и порождает ту самую «сатанинскую гордыню». Где-то я читала байку, что, когда женщина спросила одного святителя, какого священника выбрать для исповеди, тот ответил ей: «Выбирай самого толстого. Он будет больше осознавать свое недостоинство и лучше исповедовать». 

Петр Иванов в книге «Тайна Святых» доказывает, что церковная иерархия давно проникнута фарисейским духом и материальными стремлениями, и истинный христианский дух уже едва теплится в Церкви. Казалось бы – бить во все колокола и бежать куда подальше. Но у автора совершенно другой взгляд на вещи: «...хотя правящая иерархия и превышает свою власть, все-таки остается законной иерархией. Ибо при всеобщем духовном упадке народ не имеет духовной силы вернуть церковь к правильному строю. И всякий конфликт с иерархией поведет к бунту, распаду, реформации; чего, как актов насилия, церковь Христова не терпит в своих недрах. Поэтому церковь при злоупотреблениях иерархии вступает в положение, которое пророчески определяется так: “Копится гнев Божий на день гнева”. Тогда мучительно тяжелеет крест верных (сердца терзаются неправдой, которую должны переносить безгласно). И соблазняются малые сии, усматривая в делах высокопоставленных оправдание своим неправедностям. Уйти из церкви некуда. Кто думает, что, уходя от нечестивых начальников, только им не повинуется, в действительности, не хочет быть в церкви со всеми, и прежде всего со Христом. Ибо здесь долготерпение Божие, крест терпения - кто не несет его, “Меня не достоин”. Господь Сам знает, когда прийти, чтобы водворить правду».

Итак, «при всеобщем духовном упадке народ не имеет духовной силы вернуть церковь к правильному строю». То есть мы имеем то церковное устройство, которому соответствует наш собственный духовный упадок (то же самое, что и с государственным устройством). А «крест верных» – «терзаться неправдой, которую должны переносить безгласно». Это и есть смирение. В связи с этим всегда вспоминаю историю, которую рассказывал мне один знакомый протестант. Одна прихожанка уходила из общины и сказала пастору, что у них «неидельная Церковь» и потому она уходит, чтобы найти ту, которая соответствует «истинному христианскому духу». А пастор ответил ей: «Да, ты права, у нас не идеально. Но если найдешь идеальную Церковь, тебя туда не примут».