Оправдание Иуды
11.04.2017
808 просмотров
Игорь Лужецкий

Без малого две тысячи лет назад некто Иуда из города Кириафа с воинами и слугами первосвященника пришел в Гефсиманский сад и со словами: «Радуйся, Равви!» – предал Спасителя на распятие. Потом он все-таки осознал всю тяжесть совершённого и, бросив деньги, повесился. Но современный нам либеральный мир его с легкостью оправдывает. И притом по нескольким пунктам.

Во-первых, в представлении Иуды Христос был неправильным Мессией: Он не кинулся ниспровергать оккупационный римский режим, не поднял дубину народной войны против саддукеев, не восстановил Царство Израилево. То есть не ответил на чаяния избирателей, которые вправе оставить скомпрометировавшего себя политического лидера, запятнавшего себя общением с мытарями и абсолютно коллаборационистским исцелением слуги центуриона. Любой европарламент оправдает.

Во-вторых, своим предательством Иуда вовсе, допустим, не хотел Креста: он лишь в глубинах ума своего желал, чтоб синедрион увидел всю святость Спасителя и всю неправедность воздвигаемых на Него обвинений. И чтоб все тут же покаялись, разодрав на себе одежды. Последователи новомодных тайных доктрин с пеной у рта будут доказывать вам, что именно так всё и было, Блаватская сама видела, с Рерихами впридачу. Предательства никакого не было, у него были свои причины. И своя правда.

И конечно, своя правда была у первосвященника. Он ведь защищал свой народ. Он в хитросплетении всяческих интриг с Римом оборонял самобытную культуру и религию Иудеи от грязных язычников – а тут сепаратист, разжигатель войны, уличный пророк и балаганный демагог. А Иерусалим и так балансирует на грани уничтожения (что, собственно, и произойдет в середине первого века). Что с демагогом делать? Правильно. Либеральный и поликультурный мир Каиафу не просто оправдает. В герои запишет. В дальновидные политики.

И уж тем более своя правда была у Пилата, прокуратора Понтийского. С его точки зрения его вообще занесло в дыру, к народу, который Марком Аврелием считался самыми дикими и грязными варварами под солнцем. Настолько дикими, что их даже не приучали к имперским религиозным культам, к Юнонам и Юпитерам с Марсами, милостиво оставляя дикарям их нелепое единобожие. Ну примерно как сейчас в Европе мусульманкам разрешают носить хиджаб: морщатся, но, мол, а что с варваров взять? И, пребывая в этакой dupa mundi, Пилат еще умудрялся там какие-то порядки наводить. И политическую конъюнктуру товарищ понимал. Марс с ними, писаными имперскими законами. Важнее всего с местной религиозной верхушкой не поссориться. Не довести накаленную ситуацию до бунта. Хотя, что греха таить, как всякий европеец невиновного пытался отмазать, и как всякий европеец – ровно до того момента, до которого это ему не опасно. Были у этого чиновника причины так поступить.

Мы всех оправдываем, никого за руку не хватаем. Иуды предали, ибо разочаровались в Мессии, не исполнившем их чаяний. Синедрионы приговорили неудобного ради общего блага. Пилаты умыли руки, ибо так оно спокойнее. Палачи распяли, они-то чего, они-то приказ исполняли. И у всех у них своя правда. И все они молодцы. И никого из них мы с точки зрения общечеловеческих ценностей, безусловно, не виним.

Вопрос в другом. Мы оправдали предателя, палачей, чиновников, брезгующих своим долгом; при желании мы даже найдем их великими и трагическими фигурами. А вот оправдает ли наш гуманный, самый гуманный и либеральный суд в мире Христа? А?