Планирование семьи и вера
11.10.2014
10244 просмотра
Дарья Косинцева
Аборт – это плохо? Да, да – отвечают православные. А контрацепция в семье? Нууууу, вроде бы ничего плохого... А искусственное оплодотворение? Ну, это даже наверно, хорошо. То есть если с абортом в православной среде все более или менее понятно – его все одинаково не поддерживают, то вот другие современные методы планирования семьи вызывают много вопросов.

На мой взгляд, все методы планирования семьи одинаково противоречат идее подчинения воле, более мудрой, чем мы сами. Аборт ужасен, но с точки зрения веры он ужасен прежде всего не потому, что это убийство невинного младенца. Даже у неверующего могут пройти мурашки по коже, если он посмотрит на фото ручек и ножек абортированного младенца. Но тут начинаются всякие споры о том, а человек ли плод вообще, и можно ли к нему применить понятие «убийство» и т.д. На мой взгляд, христианин должен концентрироваться не на этом сентиментальном рассматривании ужасов аборта, а на том, что аборт – это вызов воле Бога, который установил некий естественный порядок вещей (именно поэтому странно ограничивать в аборте людей, которые в божью волю не верят). Да, как ни странно, я тут полностью увязываю «естественность» и волю Бога. На мой взгляд, странно, что атеисты признают естественным половое влечение и секс (и недоумевают по поводу искусственного брачного обряда), но отказываются принимать естественный результат секса – ребенка. Презервативы и противозачаточные, по-моему, гораздо более неестественны, чем брачный обряд. Так вот, с этой точки зрения, все формы «неестественного материнства» (ЭКО, суррогатное материнство, гормональная терапия и т.п.), равно как и все формы предохранения – это не меньшее нарушение воли Бога, чем аборт.

И предохранение, и искусственное оплодотворение – это помесь желания что-то иметь и одновременно страха, что Бог все устроит не так, как надо.

Предохранение – результат страха, что не сможем обеспечить, нет подходящих условий и т.п. Для людей, которые всерьез воспринимают слова про сытых небесных птиц и отлично одетые полевые лилии, это не аргумент. Получается ситуация, когда в помощь Бога с детьми не верится, но при этом от секса отказываться тоже не хочется. Да и понято – это естественная часть семейной жизни. Но и дети – тоже! Поражаешься, когда думаешь, в каких условиях наши прабабушки умудрялись воспитывать по дюжине нормальных детей. На самом деле, если бы бытовые условия какой-то пары были настолько невыносимы, что в них невозможно было бы воспитать ребенка, то им было бы точно и не до секса. А так получается некоторое лукавство.

Опять же, если аборт и предохранение явно сокращают количество детей, то в искусственном оплодотворении вроде все во благо детей.

НО.

Я уверена, опять же, что дело вовсе не в детях, а в нашем собственном внутреннем состоянии – именно оно интересует Бога прежде всего. Не плоды и младенцы (реальные или потенциальные), как некая абсолютная ценность, интересуют Бога, а мы, мы – люди, личности. Он не подсчитывает в уме абортированных или нерожденных младенцев – он посылает нам именно то, что нужно нам сейчас, для корректировки своего внутреннего состояния, своего пути. Все для нас, для нашего развития на пути любви. Он может равным образом послать детей или бездетность – в зависимости от того, что именно нам сейчас подходит. Когда мы отвергаем то, что нам дается – нам неизбежно прилетит в будущем. Нет, не потому что Бог карающей рукой нас накажет: а потому что мы не сделали нужные шаги в нужное время. Расплата может быть разной тяжести в зависимости о того, как долго и сильно мы сопротивлялись нашему естественному пути. Это могут быть проблемы со здоровьем, проблемы с протеканием «запланированной» беременности, проблемы с мужем, проблемы с «запланированным» (или даже искусственно полученным) ребенком.

Так вот в этом плане искусственно зачатый ребенок – ничуть не лучше искусственно удаленного. Как делающая аборт не может смириться с тем, что Бог лучше нее знает, нужен ей свой ребенок или нет, точно также с этой мыслью не может смириться женщина, делающая ЭКО. И та, и другая «знают, как лучше»: делающая аборт знает, что ребенок не нужен, делающая ЭКО знает, что нужен. Искусственно оплодотворяющая себя женщина не может смириться с мыслью, что если дети не появляются – значит на данном этапе ее жизни так лучше. Хочу ребенка – и все! Но если рождаются дети – Бог знает, что они вам сейчас не нужны на самом деле. Бог знает, что, как и когда правильно, но сейчас люди хотят все сами планировать, сами стать как боги. В этом суть смирения – довериться более мудрому существу. Вместо этого отчаявшаяся женщина затевает всю эту унизительную суету с анализами, снимками созревания фолликулов, вычислениями циклом. В общем, для того чтобы забеременеть, делают примерно все то, что когда-то многие делали, чтобы не забеременеть.

Однажды я читала статью про очень страшные случаи смерти детей – когда родители случайно забывают их в машине на парковке на многие часы, и те умирают от удушья. В статье рассматриваются психологические механизмы, которые приводят к этим странным случаям - типа задерганности родителя, усталости, внезапной смены привычного маршрута и т.п. Вот фрагмент истории одной такой мамы: «Брайс был их первым общим ребёнком. Брэйден, зачатый от замороженного семени мужа, служившего тогда в Ираке, был вторым. Сейчас они пытаются таким же образом родить третьего. (...) Балфур заехала в клинику, прошла процедуру оплодотворения, и теперь направляется в школу военных юристов, чтобы рассказать студентам, как и почему умер её сын». Как и почему? У меня неизменно всплывает ответ – потому что ты слишком много хотела контролировать и «решать сама».

Из практики известен удивительно ненаучный метод борьбы с бесплодием – усыновление чужого ребенка. После этого многие усыновившие внезапно беременеют, хотя до этого не могли годами. Этот феномен можно объяснить множеством биологических и психологических факторов, конечно. Не буду судить, как работает эта механика в божественной логике. Может быть, человек так доказывает, что может любить чужого ребенка, а не кусочек собственного эго (папины глаза, мамин нос). Человек приносит таким образом жертву – и доказывает таким образом свою способность к любви-жертве. В любом случае, усыновление детей в Евангелие рассматривается как очень ценное для Бога действие. И хотя бытовая логика, построенная на страхе и «планировании», противится этому как может – чужие гены, сын алкаша и т.д. – но для верующего, который надеется на Бога, нет сомнений, что Бог поможет на этом пути, который он сам указывает для всех христиан. А уж для тех, кто не может иметь своих детей, как бы указывает дважды.

В общем, на мой взгляд, все предельно просто:

Единственный божеский способ не иметь ребенка, если вы этого не хотите – не заниматься сексом.
Единственный способ получить ребенка, если он не получается у вас в результате секса – это усыновить ребенка.

Поймите меня правильно – я человек глубоко практичный. Я абсолютно далека от грозного «Покайтесь и немедленно прекратите делать все неправильное, потому что это неправильно!» (это может быть ЭКО, предохранение или секс вне брака). Я просто реально ОЧЕНЬ верю в Бога, в того самого – всемогущего и всезнающего, которому доступно знание гораздо дальше моего узенького человеческого кругозора. Когда мы с мужем куда-нибудь едем, мы открываем Яндекс.Пробки – и Яндекс иногда рисует нам очень причудливый маршрут до места назначения, совсем не тот, что мы выбрали бы сами. А все потому, что Яндекс знает то, чего не знаем мы – про дорожные работы, пробки и аварии. И мы верим Яндексу – и едем по этому нетипичному маршруту весьма успешно. Насколько же Бог, как мы его представляем, умнее Яндекса? Бог, создавший законы вселенной, знающий прошлое и будущее? Бесконечно умнее. И если мы верим в это, то это отличный повод его слушаться.