Политическая акция или преступление?
24.02.2014
7561 просмотр

Где заканчивается политическая акция и начинается преступление? Можно ли отстреливать представителей неправосудного государства ради торжества правосудия? Давно хотела написать про это. И вот появился повод – друг пишет про убийство стража порядка:

«И пока мы так и будем либерально скулить про уголовный кодекс, они будут дальше нас с ухмылкой убивать, почитая за безропотную массу, которая все стерпит, и мнить себя хозяевами в нашей стране. Я лично согласен отдавать четверть своего месячного заработка тем партизанам, которые будут по ночам отстреливать пентов, чиновников, прокуроров и продажных судей. Потому что кто-то совсем забыл, что источником власти в России являемся мы - граждане российской федерации. И они должны нас бояться... Жестокость не является неизменной и врожденной. Это лишь инструмент в сугубо конкретных условиях. И все. Так то я гуманист - и ты это знаешь... Террор - в данном случае инструмент. Они другого не понимают».

«Жестокость не является неизменной и врожденной. Это лишь инструмент в сугубо конкретных условиях. И все. Так то я гуманист - и ты это знаешь...» - говорил товарищ Сталин другу за бутылочкой коньячка.

Убийцы – это никогда не партизаны, не герои, не борцы. Убийцы –это просто убийцы. Ведь те самые «пенты», которые мучают в застенках активистов, они ведь тоже думают, что делают это ради правды, радости и добра. Также как вдохновенные активисты ради добра и радости намереваются «расстреливать пентов».

Нужно просто понять, что логика «зла ради добра», «беззакония ради законности» ущербна, и намерениями «очистить страну от говнюков» выложена дорога в ад как для представителей власти, так и для революционеров.

Цель не оправдывает средства. Никогда, никогда. Потому что цель – это и есть средства. Потому что никогда нельзя сказать, где заканчивается средства и начинается цель. Где заканчивается необходимое насилие и начинается достаточное. Потому что достаточно не бывает никогда. Как соблазнительна мысль выпилить насилие насилием! Террорист – как строгий папа, который учит ребенка быть вежливым, избивая его. О, какой вырастет вежливый ребенок!

Я уверена, что там, где политическая борьба подпадает под обычные статьи уголовного кодекса, это не политическая борьба, а самая обычная уголовщина: убийство – это убийство, а не «чистка», грабеж – это грабеж, а не «экспроприация».

Настоящие «политзаключенные» и «политпреследование» начинаются там, где никакого нарушения банального УК не происходит: человек не грабит и не убивает. Он просто говорит, распространяет и собирает информацию. Это политика. Она заканчивается там, где начинается уголовщина. То есть если нашли склад с оружием и экстремистскую библиотечку, и потом посадили – это всего лишь уголовщина. А если нашли ТОЛЬКО экстремистскую библиотечку и за нее посадили – это политическое преследование. Экстремизм – это так скользко, что проще подбросить наркотики, чем судить за экстремизм. А вот терроризм – это просто уголовщина.

Христос был чистейшим мыслепреступником (в нынешних терминах «экстремистом») – он исключительно критиковал власть, в отношении уголовщины будучи чист, аки агнец. Ну разве что один раз в храме похулиганил. Махатма Ганди – мыслепреступник, а вот эсеры-террористы – просто серийные убийцы.

Политический преступник – это тот, кто готов умереть за правду. Умереть, но не убить.