Практичный сатанизм
20.05.2014
8951 просмотр
Дарья Косинцева

Сатанизм во всех своих видах – глубоко практичен, эффективен и даже гуманен. У Честертона встретила интересную мысль, что идолопоклонники, приносившие массовые жертвы детей своим жутковатым демонам, – это были не какие-нибудь дикари, а представители высокоразвитых и даже уже несколько упадочных цивилизаций. Например, Карфаген был продвинутым современным мегаполисом с высокой деловой активностью. Это не мешало его интеллектуальной элите сжигать младенцев на жертвенниках Ваалу (Молоху). Зачем? Для успеха в делах, разумеется. По мнению Честертона, такие жертвы были вполне эффективными: дьявол всегда с удовольствием идет на сделку и выполняет условия в полном объеме (условия «мелким шрифтом под звездочкой» обнаруживаются потом).

У Сологуба есть отличное стихотворение, иллюстрирующее такие деловые отношения:

Когда я в бурном море плавал 

И мой корабль пошел ко дну, 

Я так воззвал: «Отец мой, Дьявол, 

Спаси, помилуй, — я тону. 

Не дай погибнуть раньше срока 

Душе озлобленной моей, — 

Я власти темного порока 

Отдам остаток черных дней». 

И Дьявол взял меня и бросил 

В полуистлевшую ладью. 

Я там нашел и пару весел, 

И серый парус, и скамью. 

И вынес я опять на сушу, 

В больное, злое житие, 

Мою отверженную душу 

И тело грешное мое. 

И верен я, отец мой Дьявол, 

Обету, данному в злой час, 

Когда я в бурном море плавал 

И ты меня из бездны спас. 

Тебя, отец мой, я прославлю 

В укор неправедному дню, 

Хулу над миром я восставлю, 

И, соблазняя, соблазню.

В общем, договор с дьяволом, ворожба, демонопоклонничество, пытки, оргии и человеческие жертвы могут быть вполне себе эффективны. Вера в Бога – это не для серьезных людей, а для мечтателей, раздолбаев и фантазеров. Бог отвечает всегда неизвестно как и порой совсем не так, как ожидали. Бог дает то, что нам полезно, а не то, чего мы ХОТИМ. С человеческой точки зрения он бывает несправедлив и порой совершенно непредсказуем. Поэтому для прагматиков и реалистов «заповеди добра», за нарушение которых не прилетает сразу молния и за выполнение которых с неба не падает сразу манна, – это просто морализаторский бред. Камни – это камни, хлебы – это хлебы.

Вы можете подумать, что сожженные на алтаре Молоху младенцы – это ужас-ужас-ужас и люди, которые делали это, все-таки не так продвинуты и цивилизованны, как мы. Да я вас умоляю. Археологи нашли всего 200 тысяч трупиков в развалинах Карфагена. При этом миллионы абортированных младенцев современной капиталистической цивилизации – это точно такие же жертвы во славу «успеха, свободы, процветания и самореализации». Эти жертвы так естественны, объяснимы и практичны, что только очень отсталые религиозники могут возражать против них. В нашем гуманном и свободном мире сатанизм стал такой бытовухой, что даже растерял всю романтику типа пафосных одежд жрецов и красивых жертвенников для младенцев. В общем, мы стали еще боле деловыми и практичными, чем почитатели Молоха.