06.10.2014
3250 просмотров
Человек определяет обстоятельства или человек определяется обстоятельствами? Ответ на этот вопрос сам по себе определяет стратегию любых попыток изменить мир к лучшему.

У другана-марксиста увидела цитату Маркса «Если характер человека определяется обстоятельствами, то надо, стало быть, сделать обстоятельства человечными». Мне подумалось, что такой подход определил весь 20 век с его революциями и диктатурами под лозунгами светлого будущего. Переделать обстоятельства – а человека, авось, подтянется. Однако практика показала другое: что светлое будущее оборачивается кровавым настоящим. Было много теорий – почему же так? Я думаю, ошибка как раз в изначальном подходе: группа людей берется менять обстоятельства, чтобы изменить всех остальных людей. Но и у вождей, и у народа внутри-то остается примерно то же самое – и вот это внутреннее нечто с удивительным постоянством ломает всякие красивые схемы по внешнему правильному обустройству жизни.

Отсюда можно сделать вывод: нести добро и свет помимо людей, считая их податливым материалом, получается не очень здорово. Какая-то есть загадочная сила внутри человеческой личности, которая определяет жизнь людей посильнее, чем какие-то формальные схемы общественного устройства. Именно поэтому, очухавшись от великого «передела обстоятельств», многие вожди срочно брались за какую-нибудь «новую мораль», вмешивались в личную жизнь, пытаясь упорядочить в итоге человека, а вовсе не обстоятельства. Тоталитаризм – это всего лишь неудачная попытка скрестить ужа с ежом, попытка изменить человека, когда приходит запоздалое понимание, что именно его конкретные решения важнее, чем любые внешние обстоятельства.

Вот, например, рассуждали мы недавно на тему, как Россию сделать лучше и добрее, ну и в том числе более соответствующей христианским ценностей. Выгнать единороссов и пригнать кого-нибудь формально лучшего, к примеру каких-нибудь христианских демократов? Но ведь «Единая Россия» – это тоже абстракция. В ней люди. И собеседник мой озвучил мысль в духе: «Настоящий христианин в Единой России уже может изменить очень многое». То есть не «приправославленный» чиновник, конечно, а именно настоящий христианин. Кстати, один мой близкий человек, большой чиновник, как сказал мне: «Вот признаешься на исповеди во взятке, и в следующий раз уже брать не хочется». Вот он – антикоррупционный эффект религии. При том, что все антикоррупционные законы у нас в стране работают – да вы сами знаете, как они работают.

Как не вспомнить еще раз цитату Андрея Марусова: «Вы верите, что возможно создать политическую структуру, в которой добро не будет зависеть от нас. Оно будет само по себе из Конституции произливаться. А ГОСУДАРСТВО - ЭТО ЛЮДИ. НЕ сделать хорошего государства из плохих людей».

Получается, что один человек, имеющий внутри какое-то зерно добра (или зерно зла), способен изменить довольно много в зоне своего непосредственного влияния. Потом из этих небольших зон влияния и складывается общество и государство. Никакие «делал по приказу» не могут оправдать человека, каждое наше решение в жизни – только наше. То есть Бог работает в истории через человека (ну и дьявол, к сожалению тоже – именно поэтому прекрасные антикоррупционные законы не работают). Все великие строители схем «дивного нового мира» недооценивали именно роль личности, в том числе и роль личной нравственности (и безнравственности). Но вот только по факту «добро не произливается из Конституции».

«Довольно точно сказано, что у общества нет совести, но общество совестливых людей – это общество с совестью» (Генри Торо. "О долге гражданского неповиновения", 1849).