Путин и Христос
05.12.2016
2574 просмотра
Дарья Косинцева

Новость дня! Для меня - просто символ эпохи. Цитирую “Вести”:

“Всемирно известный кинорежиссер, мэтр отечественного кино, лауреат престижных международных наград, народный артист России Александр Сокуров обратился с прямой просьбой к президенту Путину.

"У меня есть сердечная просьба к вам, Владимир Владимирович, как у гражданина России, как у режиссера. Давайте решим проблему Олега Сенцова. 20 лет. Украинский режиссер. 20 лет лагерей. В северном лагере сидит парень. Мне стыдно, что мы до сих пор не можем решить эту проблему. Умоляю вас, найдите решение этой проблемы. Это невозможно. Режиссер должен со мной сражаться на кинофестивалях, если у него другая, в том числе политическая, точка зрения, но, не сидя на севере в тюрьме", — сказал Сокуров.

"Мы должны исходить из того, что живем в правовом государстве. И вопросы такого рода, конечно, должны решаться судебной системой...", — отметил глава государства.

"Владимир Владимирович, но это же тяжелейшая политическая коллизия была. Разве простой эмоциональный молодой человек может понять хитросплетения и сложности политического момента?... Владимир Владимирович, по-русски, по-христиански милосердие выше справедливости. Умоляю вас. Пожалуйста", — продолжил Сокуров.

"По-русски и по-христиански мы действовать в этой ситуации не сможем без решения суда. Решение суда состоялось. Да, есть определенные правила и нормы, которыми можем воспользоваться, но для этого нужно, чтобы созрели соответствующие условия", — ответил глава государства”.

Я не фанат Сокурова. Я не интересуюсь всей этой русско-украинско политотой, а значит впервые из этой новости узнала, кто такой Сенцов. Но вот этот разговор - для меня великий момент. Я давно ждала, когда слово “христианство” прозвучит в политическом поле. Я имею в виду не потешные законы за нравственность. А вот реальный кейс, абсолютно реальная ситуация - смягчение наказания осужденному за какую-то политоту и якобы терроризм.

Забавно, что в некоторых новостных источниках этот диалог цитируется вовсе без упоминания христианства - это вроде как и не важно. Важно, что Сокуров заступился. А для меня - важно. Важно, что Сокуров заявляет собственную милость к врагу с христианских позиций - и просит Путина ее проявить.

Но - извините. Христианство нынешней власти может быть интересно только в виде скрепы стабильности и консерватизма, а не виде живой действующей силы. В виде такого элемента языческой мозаики, в виде финтифлюшки-пустышки, суть которой полностью выдавлена, но форма пригодна для обоснования какой-то совершенно другой идеологии и философии. Так гитлеровский “национальный консерватизм” тоже в свое время делал реверансы в пользу католичества как “нравственной основы нации”, ага - с тайным презрением к отжившему свой век мракобесию, я уверена.

На самом деле христианства в мотивах таких политиков - абсолютный НОЛЬ.

Неужели не понятно, что все эти власть имущие, которые позируют перед камерами со свечками - НЕ христиане? У них не Бог-любовь выше закона, а они сами - боги, которые выше закона. Закон при этом - такая же пустышка-финтифлюшка, как и вера. Это не основа, а инструмент: когда надо - взяли и помахали, когда не надо - в чулан. Поэтому просто запредельны лицемерие и циничность этих спокойных возражений про “правовое государство”, “судебная система”, “главенство права”. Типа “Я бессилен перед властью закона”, ну-ну. Хотя ежу понятно, что когда это интересно власти, у нас закон, что дышло: его трактуют как хотят, применяют, как хотят и меняют, как хотят (привет “взбесившемуся принтеру”). Это тебе не Англия, где законы о собственности тыщу лет одни и те же, хотя лендлорды все перековали мечи на айфоны. Но наши, чувствуя себя НАД законом, когда выгодно - цинично предъявляют закон. Скромненько так “суд решил”.

Меня поражают люди, которые лепят из ВВП какого-то там православного монарха. Власть в России ни разу не христианская. А ее реверансы в сторону православия как консерватизма имеют свои причины. Самостоятельная церковь власти, конечно, не нужна - только лояльна, то есть слабая, безвольная и не имеющая собственного мнения. Удушенная в милостивых объятиях монарха. Церковь в золотой клетке. Не имеющая никакого самостоятельного морального суждения, которое может противоречить барскому. Церковь - для внешних “торжествующая” и потому горячо ненавидимая, а на самом деле - презираемая, задавленная, лишенная голоса.

«Вот, ты думаешь опереться на Египет, на эту трость надломленную, которая, если кто опрется на нее, войдет ему в руку и проколет ее. Таков фараон, царь Египетский, для всех уповающих на него». (4-я Царств 18:21)

Безгласность Церкви в важнейших политических вопросах прикрывается умильным эвфемизмом “вера вне политики”. На самом деле это означает только то, что “мы помолчим, но не потому что так Христос завещал, а потому что так Путин намекнул”. Не потому что боимся блага небесные растерять, а потому что за земной комфорт уж очень беспокоимся.

В этой печальной ситуации милость к падшим призывать вынужден Сокуров. Спасибо ему.

Все это кажется мне таким очевидным, что даже стыдно тратить пиксели на это - но в некоторых ситуациях важна не оригинальность, а просто способность ясно сказать то, что думаешь. Свежая мысль мне случайно закралась только одна - и то благодаря мой подписчице, которая мне в личку скинула очень интересные цитаты про эволюцию церковного устройства с 2000 года. Как я уже сказал, роль ширмы, “фигового листка” объединяет сегодня Церковь и судебную систему (то есть у нас государство такое же “правовое”, как и “православное”). Так вот, интересно, что в Церкви и в судебной системе с 2000 года произошли параллельные процессы, суть которых - “выстраивание вертикали”, максимальная зависимость нижестоящих от вышестоящих, минимум самостоятельности на местах. Интересная параллель, правда? Можно трактовать ее конспирологически - как план и умысел, а можно - как системный баг, не знаю - но деталь сама по себе прелюбопытная, правда?

Вообще, меня недавно спросили (не буду уточнять обстоятельства, чтобы никого не подставить): "Даш, а ты не боишься такие вещи про Путина писать?" Я - не боюсь, честно. Во-первых, потому что всем на меня плевать - ну честно, таких недоблогеров, как я, пруд пруди. А во-вторых, не бояться говорить правду и быть готовой рисковать из-за этого - мне кажется фундаментальным качеством христианина. Говорите правду - это всех раздражает. Ведь я ж верю, что у меня волосы на голове все сочтены. Для меня Путин - никакой не вершитель судеб, а такая же былинка, как и я. Я боюсь только Бога - и это “рабство” делает меня гораздо свободнее и безбашенней во всем остальном. А иначе вера - это просто слова. Быть смиренным по типу “не скажу слова против начальника” - это не смирение, это человекоугодничество. Смиренным надо быть с теми, кто слабее. А с теми, кто сильнее, надо быть откровенным.

В общем, сворачиваю мою пафосную речь. Дмитрий Быков, как всегда, гениально прочувствовал момент, и все рассказал, конечно, лучше, чем я:

Я не только за фильмы
Теперь почитаю Сокурова.
Не одним же кино интересен художник, в конце-то концов.
Говоря с вожаком
Всероссийского стада акульего,
Он его умолял,
Чтобы вышел на волю Сенцов.

На такие мольбы
Отвечают обычно обсценностями,
Но владея собой,
Многолетней борьбой умудрен,
— Но не можем же мы
РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ ХРИСТИАНСКИМИ ЦЕННОСТЯМИ!
Есть решенье суда, —
Отчеканил анапестом он.

Не желаю отчета
Европе давать, ни Америке я.
Все по локоть в крови
И не смеют учить нас азам.
Он сидит не за дело, конечно.
Сидит за намерения.
Но намеренья были плохие —
Видать по глазам.

В непростых временах
Сохраняем Отечество в целости мы.
Непробойна броня,
И теория наша стройна:
Ведь не можем же мы
РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ ХРИСТИАНСКИМИ ЦЕННОСТЯМИ,
Если завтра война,
Да уже и сегодня война.

Что жалеть нам Сенцова
С насильственно выданным паспортом?
Милосердию трудно протыриться в наши места,
Если даже главпоп,
Выступая в главхраме с посланием пасторским,
Вспоминает начальство охотней и чаще,
Чем лично Христа.

И боюсь, что Христос,
Выступая судьею над нашими бренностями,
Каменея лицом,
Как в одном итальянском кино,
Скажет: я не могу
РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ ХРИСТИАНСКИМИ ЦЕННОСТЯМИ.
И пошлет их туда,
Где им самое место давно.