Семейные ценности и государство
10.10.2014
3805 просмотров
Разговоры о восстановлении семейных ценностей в устах политиков звучат примерно как разговоры о развитии племенного животноводства – только в отношении вида гомо сапиенс. Вот типичный пример, метко схваченный журналистом: «Сам факт проведения крестного хода, столь многочисленного, свидетельствует всем нам, что в нашу жизнь медленно, но уверенно возвращаются исконно православные ценности, — поздравил всех врио вице-губернатора. — Мы должны заботиться, как руководители города и области, о развитии промышленного производства, думать о сборах хорошего урожая, о производстве молока и так далее, но прежде всего, надо думать об укреплении семейных ценностей в нашем регионе».

Ну вы поняли. Пшеница, сталь, молоко и человеческие детеныши должны производиться темпами, необходимым для стабильного роста экономики. А то того и гляди, как пенсионеров будет больше, чем работающих: а пенсионный возраст ой как не хочется повышать, а то пенсионерки на следующих выборах все как одна за коммунистов проголосуют. Вот она – вся логика поддержки государством «семейных ценностей».

Естественно, с семейными ценностями, как они видятся в христианстве, такой подход ничего общего не имеет. Вообще, крепкая семья – это не всегда «опора государства», хотя эта формула уже считается общим местом. Смотря какого государства, опять же. Именно семья и укорененные в ней ценности часто помогают противостоять и государственной несправедливости, и государственной пропаганде. Короче, семья – ячейка гражданского общества. Одинокий и лишенный корней человек гораздо более управляем и внушаем, он легче сливается с толпой, полной ненависти или восторга. Да в конце концов, он просто более активный потребитель, а значит поддерживает экономический рост. И – сознательно или подсознательно – все власть имущие это понимают и семью в душе не очень-то любят. Поэтому для «укрепления государства» идеально было бы вообще, как в антиутопиях, производить граждан в пробирках. Поэтому вообще-то у государства некоторый конфликт интересов возникает с семейными ценностями, и на самых разных уровнях.

Вот, например, сейчас поддержка чиновниками семейных ценностей – это на самом деле курьезное зрелище. Идет такой, идет крестный ход в день любви, семьи и верности, бодро поддержанный врио губернатора, – идет себе мимо баннеров три на шесть метро с рекламной стип-клубов. А потому что с этих баннеров идут денюжки в муниципальный бюджееет... Заработаем рублик со стрип-клубов – а копеечку с него отдадим на «поддержку семейных ценностей». А то и вовсе – на словах поддержим, слово-то недорогого стоит. Для реальной поддержки семейных ценностей нужно совсем другое государственное телевидение, совсем другие законы о рекламе, совсем другая школьная программа – и еще много чего совсем другого. Но этого в ближайшее время не будет – потому что этого нет в головах тех, от кого этого зависит. Во власть люди сейчас отбираются вовсе не по их приверженности семейным ценностям, а за совсем другие качества. В государстве, где сильны семейные ценности, политик, который развелся с женой – да какое там развелся, просто был замечен в связи с какой-нибудь Моникой Кабаевой – тут же бы нарвался на всенародный импичмент. Как говорит, кому это надо?

Но даже если не залезать в такие демонические глубины, и вспомнить, что государству все-таки нужны размножающиеся граждане, понятно, что у государства к семье поход совсем не человеческий, не личный, не «духовный» (ну потому что нет у государства души, что поделать). Это как Вася, который рисует картину, чтобы было красиво, и Петя, который рисует баннер, чтобы получить 500 рублей.

Потому что если уж говорить о настоящих семейных ценностях, а не об «основах человеководства», то семья – это прежде всего опора конкретного Человека, основа его психологический устойчивости. Это самореализация, это личная ответственность, это межличностное общение. С христианской точки зрения – это платформа для реализации нашего призвания любить, модель общения с Богом, путь к Богу.

В общем, откуда не посмотри – семья это дело глубоко личное, человеческое, частное. Попробуй государство реально духовно регулировать это сферу – как неблагодарные потомки (а то и современники) сразу обзовут его тоталитарным. Вот компартия защищала семейные ценности: мужей таскали на разборки на партсобрания, если они ходили налево – а потому что негоже строителю коммунизма налево ходить. Вот разве что так государство может на семейные ценности влиять, но я не уверена, что вообще-то путь это такой... скользкий.

Семейные ценности – они прежде всего в голове конкретного человека и в отношениях между двумя людьми. Духовные основы госпрограммой не насадишь – они передаются от человека к человеку, от личности к личности. Все, что реально может государство в отношении семьи, так это обеспечить под уже существующую у человека духовную основу – материальную базу. Те самые 200 тысяч, доступные ясли и садики, а также прочие сугубо материальные вещи, на уровне которых государство способно работать на поддержку семьи. Хотя это, конечно, гораздо сложнее, чем вещать про «укрепление семейных ценностей в регионе».