Трусливый офисный планктон
05.03.2014
11872 просмотра
Дарья Косинцева

Не знаю, как вы, я самый натуральный офисный планктон. Хожу на работу, высокого смысла не ощущаю, бесит бюрократия, но зато в конце мне выдают за это приличную денюжку. Причем я еще не в самом низу пищевой цепи – в должности у меня написано «старший специалист», я серьезный человек, даже широко известный в узких кругах. Тем хуже: тем сильнее меня держат эти тиски, и тем больше от всего этого меня подташнивает. «Но как же иначе?» – скребет внутри противная мысль. На что кушать, как объяснить маме, что я неудачница и домохозяйка? Что правильнее – отбывать повинность в офисе или оказаться перед неизвестностью? А как же призвание, а как же стать писателем? – А как же суши по воскресеньям?

У Клайва Льюса встретила: «Для многих из нас главное препятствие – не любовь к роскоши или деньгам, а неуверенность в завтрашнем дне. Страх этот чаще всего – искушение». Точно – страх. Я же боюсь до колик... И из-за этого страха наступаю на горло собственной песне. Уверена, что не только у меня это чувство.

У каждого из нас есть миссия, призвание, если хотите. Дело, которое заставляет вставать по утрам. Какой-то радостный зуд: есть смысл проснуться, ведь впереди еще куча всего интересного! Дело, ради которого ты можешь забыть поспать и поесть. Как я это делаю сейчас – дико уставшая после двух дней конференции, я все же не разлепляя глаз пишу вслепую эти мысли, потому что не могу не записать. И я знаю, в чем мое призвание – больше писать этот бложик, написать несколько книжек, в том числе художественных. Во мне сошлась куча странных качеств для того, чтобы я могла делать это хорошо, – так что, если бы я принимала себя на эту должность как эйчар, я бы однозначно себя взяла. Это не значит, что каждый из христиан должен стать именно христианским проповедником, – как не каждый говорящий на русском обязан быть лингвистом. Это просто одна функция, но это мое!

Меня тут спросили: «Реально ли работать продажником/рекламистом/банкиром и пр., не забывая о самом главном)». Я думаю – реально работать кем угодно, если вы чувствуете, что это для вас – самое главное, что это то, к чему вы призваны. А если делаешь это, давя внутри стремление к чему-то другому, – то отказываешься от своей миссии здесь.

Многим, как и мне, мешает выполнять свою миссию страх – вот это искусительный страх перед завтрашним днем, желание стабильности и годовых бонусов. Вот Давид не боялся: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох — они успокаивают меня». В общем, Давид как бы намекает: «Через горы через лес мы найдем страну чудес». А я вот без годового бонуса боюсь остаться.

Каждый из нас делает этот выбор, каждый, я уверена, знает про себя эту миссию, в каждом живет мечта. Может, вы финансовый директор, а должны быть учителем математики, может, вы менеджер креативного агентства – а должны делать свой шоу-балет. Как поется в одной хорошей песне: «Я знаю землю под ногами – но есть и большее у нас». «Прекрасное далёко» живет в каждом из нас. Но как страшно туда идти! Зато это единственное, что имеет смысл. Люди, которые так и не сделали свой правильный выбор, – они в ипотеку продают душу дьяволу за годовой бонус и выплачивают эту ипотеку своей душой. С каждым годом сделавшие такой выбор становятся все более пустыми. И часто они пытаются убедить себя в правильности своего выбора, гнобя тех, у кого еще есть в сердце огонек, – становятся такими циниками, «понимающими мир». Я думаю, наш мир состоит не из злодеев, а просто из несчастных людей, которые поддались искушению стабильности и свернули не на тот путь. Воистину – «мудрость мира есть безумие пред Богом».

Но как же сложно отказаться от этой «мудрости»! И нам ведь даже ни через какую «долину смертной тени» ходить не надо! Иногда я представляют себе какие-нибудь эпичные человеческие драмы во время войны – когда человек выбирает между жизнью и своими принципами: вот это борьба между духовным и материальным! Но наша-то борьба на этом фоне – тьфу! Нам не угрожает смерть и голод. То, ради чего мы поступаемся своими принципами, – квартира поближе к центру, бизнес-ланч и отпуск в Европе. Что мы так боимся потерять? То, что нам кажется падением, – питание бутерами с колбасой и проживание в коммунальной квартире – лет 50 назад казалось верхом счастья. Да хоть забей мы вообще на работу, вряд ли кто-то из нас останется без гречки, горячей воды и вайфая. Но мы боимся – потерять одобрение родителей или друзей, потерять какие-то материальные блага, на которые мы размениваем свою жизнь... Пирамида Маслоу давит на нас, голос внутри шепчет: «Пока будешь самореализовываться, можешь потерять кусок хлеба с икрой и крышу над головой». Но «Страх этот чаще всего – искушение», то есть попросту обман. Будет самореализация – будет и бутерброд. А вот бутерброд без самореализации может встать поперек горла.

И, по-моему, свернуть с проторенной дорожки «мудрости мира» вовсе не невозможно. Люди делали и делают так. Вот недавно мне написали: «Собрался, кстати, творить добрые дела. С этой недели начинаю преподавать физику и математику в детском интернате за бесплатно. Там есть такая волонтёрская миссия. Ещё с работы нафиг уволился, хотя там неплохо очень было, в том числе потому, что там мы ничего полезного не делаем только для общества, а живём за счёт крох денег с госзаказов. Хоть это и не прямое, но воровство всё-таки из бюджета и в этом смысле все, кто у нас там работает, не так уж лучше тех чиновников, которые пилят на этом деньги. Надо теперь будет думать потом, где заработать, но пока финансовая проблема вообще не стоит. Может действительно в школу пойду учителем, если понравится, а может переквалифицируюсь в программиста. Вообще забавно получается - раньше стремился свалить из научной и академической сферы, чтобы найти что-то лучше оплачиваемое, а теперь рад и учителем физики куда-нибудь устроиться. Как-то радикально все приоритеты поменял. Раньше был вопрос, где бы денег достать, а теперь думаю о том, а зачем нужна та или иная работа другим людям».

А вы – все еще пилите бюджет, пока внутри у вас скребется желание приносить пользу людям? «Сказали мне, что эта дорога меня приведёт к океану смерти, и я с полпути повернул обратно. С тех пор все тянутся передо мною кривые глухие окольные тропы». – Это известная цитата из повести Стругацких, вольный перевод стихотворения японской поэтессы. Стихотворение называется «Трусость».

Еще по теме:
Как выбирать работу. Интервью с Сергеем Перевезенцевым.