WPP - 2017: соглашение между мученичеством и публичностью
16.02.2017
762 просмотра
Михаил Еремин

«I voted against it»

Неоднозначность выбора лучшей фотографии года подтвердилась тогда, когда на страницах британского издания «The Guardian» появилась статья председателя жюри конкурса Стюарта Франклина под заголовком «Образ террора не должен был становиться фотографией года – Я голосовал против этого».

«Озбилиджи, без сомнения, впечатляющий фотограф. Тем не менее, я голосовал против. Извини, Бурхан. Это фотография убийства, убийцы и убитого в одном кадре, и с моральной точки зрения ее публикация настолько же допустима, как и фотографии террористов на фоне обезглавленных тел.

В отличие от убийства эрцгерцога Фердинанда в Сараево в 1914 году, это преступление имело ограниченные политические последствия, а такая высокая награда за эту фотографию может быть расценена как приглашение к обдумыванию для тех, кто планирует подобные «эффектные сцены». Это подтверждает соглашение между мученичеством и гласностью.

Этот спор не нов. Наверное, его начали еще древние греки почти две с половиной тысячи лет назад, когда Герострат ради славы поджег одно из Семи чудес света. Тогда суд запретил любое упоминание его имени. Уточню: моя нравственная позиция не в том, чтобы отказать благонамеренному фотографу, действующему из самых лучших побуждений, в заслуженном признании. Скорее я опасаюсь того, что, присуждая высшую награду, мы создаем дополнительную славу, и тем самым усиливаем влияние идей террориста».

(Стюарт Франклин, председатель жюри World Press Photo)


«Это было очень сложное решение. Наш выбор пал именно на этот снимок, поскольку он не только является очень эмоциональным, но и действительно отражает ненависть нашего мира. Каждый раз, когда ты смотришь на эту фотографию, так и хочется отодвинуться от нее подальше».

(Мари Калверти, член жюри World Press Photo)


«Я вижу, как наш мир стремительно движется в пропасть. А этот мужчина явно достиг точки невозврата и решил совершить покушение на того, кого он считает виноватым, по сути, атаковать страну, которую он обвиняет за то, что происходит в регионе. Это одна фотография, но она отображает, что творится и в Европе, и в Америке, и на Ближнем Востоке».

(Жоао Силва, член жюри World Press Photo)


Мнения российских экспертов

«Выстрел в спину нашему дипломату — это выстрел в мировую дипломатию, и в какой-то степени этот выстрел поощрило большинство жюри World Press Photo. Сейчас в моде будут судебно-медицинские эксперты-фотографы. Призы должны давать не фотографы и не редакторы, а старые, мудрые, семидесятилетние культурологи, психиатры, люди, которые увидят новые символы, а не фотографы, которые нацелены на экшн, которые вместо того, чтобы подать руку страдающему человеку, фиксируют его страдания и мучения».

(Владимир Вяткин, победитель конкурса World Press Photo в 1984, 1986 ,2001, 2004 и 2008 годах)


«У меня есть ощущение неразрешимого этического противоречия.

Первое: фотография года WPP — действительно выдающаяся.

Второе: я думаю, своим решением жюри превратит эту фотографию в икону терроризма. Это же не задрипанный фанатик с ржавым ятаганом и одной извилиной, а прекрасный юноша в хорошем костюме, отдавший много обещавшую жизнь за идею. Плакат «Терроризм — это красиво. Делай, как я!» И сейчас этот плакат будет растиражирован по всему миру в миллионах копий.

Ну, и третье, конечно. Страшно представить, каково родственникам убитого человека видеть это снова и снова. И каково читать интервью торжествующего обладателя «Золотого глаза».

(Сергей Максимишин, победитель конкурса World Press Photo в 2004 и 2006 годах)



«World Press Photo — конкурс фотожурналистики. По-хорошему, ничего другого на таких конкурсах и не побеждает. С одной стороны, убийство российского посла - это очень важное событие, которое могло повлечь за собой развязывание третьей мировой войны, и, по мнению многих членов жюри, оно стало главным событием года. Мнение жюри складывается путем голосования, и большинство проголосовало «за». Я считаю, что это хорошая фотография, но ей не место среди главных фотографий года, потому что фотография года — это прежде всего образ, а этот снимок — скорее документ, не имеющий художественной ценности».

(Сергей Пономарев, победитель конкурса World Press Photo в 2015, 2016, 2017 годах)



Результаты опроса «Меньше ада»

Участниками открытого опроса стало более 250-ти подписчиков группы «Меньше ада» в социальной сети ВКонтакте. Опрос предлагал выразить свое согласие/не согласие с присуждением снимку Бухрана Озбиличи звания «Лучший снимок года».

WPP 2017.png