Атеизм победил
23.11.2016
1086 просмотров
Дарья Косинцева

В борьбе за веру чаще всего звучат аргументы в духе защиты традиционных ценностей, основ, духовных скреп, стержней и так далее. Но верующие должны открыть глаза и признать простой факт: защищать давно уже нечего. Атеизм победил. Такая "защита ничего" особенно слабо звучит в постсоветской стране, 70 лет официально внерелигиозной, а по факту – антирелигиозной. В стране, где по опросам среди 80% "православных христиан" половина не верит в Бога, а среди остальных каждый верит кто во что горазд. Но и по всему миру, я думаю, все то же самое. Более того, я уверена, что это не просто историческая случайность – это основа основ отношений христианства и атеизма.

В сущности, христианство не побеждало никогда. Об этом очень убедительно говорит Ницше: то, что провозглашало себя победившим христианством, таковым никогда не было. Жерновами истории вращали совсем нехристианские чувства и убеждения. Ницше просто кричит: да признайте уже наконец этот факт! За христианство всегда были только фрики, рабы, слабаки, маргиналы! А великие люди всегда были белокурыми бестиями без морали, страха и упрека.

И я думаю, что он прав. Кажется, что когда-то исторически христианство побеждало: было государственной религией, единственно возможной верой. Но, в сущности, всем отлично видно, что побеждало антихристианство: войны, костры, притеснения, убийства и рабство "во имя Христа". Просто в некоторые моменты атеизму было проще побеждать, прикинувшись христианством. И многие обманывались и обманываются. Хитер Антихрист, ну а как вы хотели?

Атеизм побеждал всегда – в разных формах. И победил сейчас. Сатана был и остается князем мира сего и диктует свои законы и свою мораль. А христиан всегда "ненавидит мир", которым сатана княжит. Но! В этом его уязвимость. Главное, правильно ее почувствовать. Атеизм всегда был "империей", а христиане всегда – "повстанцами". Христиане всегда боролись с превосходящими силами противника. И эта Империя – мощная, древняя, сильная, давящая – это у нее те самые скрепы и основы. Но одновременно эта власть зла – и надоевшая, скучная, мучительная, давящая. И надо смотреть на нее так и показывать ее такой: вечной, древней, сильной, непобедимой – и одновременно отвратительной и унижающей достоинство человека. 


Нужно просто правильно понять свое место – и правильные методы придут сами собой. Мы – меньшинство, мы – повстанцы, мы – партизаны, мы – маргиналы. И настоящие христиане (а не по названию) такими и были всегда. Нужно выбросить из головы (и из речи) весь этот хлам, про то, что "мы – скрепы", "мы – основа", "мы – традиция" и вообще все в духе "мы тут – законная власть". Законная власть в этом мире известно кто. А мы тут – беззаконные революционеры.

 И общение с нормальными людьми из нормального мира должно выглядеть примерно как в песне "Сплина", вот прямо по пунктам:

"1. C сегодняшнего дня прошу считать меня недействительным, весьма сомнительным.
2. По-моему, все врут твои путеводители.
3. А если ты не веришь мне – всего хорошего. Всего хорошего, кто помнит прошлое".

Христианство показывает узкий путь, тайную тропу, кроличью нору – всем тем, кого в каждом веке не устраивает общая широкая дорога. А это всегда дорога прогресса, удобства, величия и благоденствия. Честертон пишет о том, что во все времена прогрессивные люди только и делали, что хоронили христианство. Всегда назначали его "пережитком" и удивлялись, что оно еще живо. Каждый раз придумывалась более прогрессивную ересь, которая вроде бы и имеет что-то общее с христианством, но "лучше" и "отбрасывает ненужное". Но каждый раз христианство воскресало – как и сам Христос.

Христианство никогда не собиралось победить "исторически". В Апокалипсисе оно само себе предрекает исторический проигрыш. Партизанское христианство против безбожного мира – это не историческая случайность, не досадная ошибка, это – системный принцип существования христианства в том мире, в котором мы живем и который мы можем себе представить. Как победит Христос? Это загадка. Это не нашего ума дело. Но точно не нашими силами. Все, что мы можем, – это отбиваться от могущественного и "прогрессивного" зла, которое хочет подавить христианское восстание окончательно и бесповоротно. Брыкаться, кусаться, находить уязвимости, строить хитроумные планы диверсий. Все для того, чтобы защитить тот узенький мостик через бездну, по которому человек может убежать от "мира сего" и приблизиться к Богу.