Бог-мать
26.02.2014
8210 просмотров
Дарья Косинцева

Мне кажется, что словосочетание «Бог-отец» сильно усложняет понимание отношений человека и Бога. В конце концов, в жизни очень многих из нас отец, к сожалению, не играл существенной роли. У кого родители не успели развестись (что само по себе чудо по нынешним временам), все равно в большинстве случаев не получалось действительно тесно общаться с отцом. Поэтому сравнение Бога с отцом не только не проясняет отношения Бога и человека, но и во многих случаях имеет негативный эффект: «отец» не только не ассоциируется с помощью и поддержкой, но часто связан просто с прямым негативом.

По-моему, гораздо разумнее было бы сравнивать Бога с матерью. В свете этого сравнения становятся очевидны ответы на многие проклятые атеистические вопросы: почему Бог дает свободу, а потом наказывает? любит ли нас Бог? и если любит, то почему наказывает? почему Бог каждый раз не совершает чудо (читай: не решает наше домашнее задание)? почему Бог допускает страдания, а не сдувает с нас пылинки?

Мне кажется, что Богородица с Иисусом на руках хорошо отражает отношения между Богом и людьми. В образе Богородицы концентрируются атрибуты милосердия и любви, которые вообще-то должны принадлежать Богу. Но не принадлежат! Потому что он – по стечению обстоятельств – ОТЕЦ. А отец – это нечто суровое и не слишком-то ласковое. Или вообще далекое и «он нас оставил». Или... или...

Бог – это мать, любящая, но не тоталитарная. Иногда прилетающая, как Мэри Поппинс, когда ситуация совсем швах, но вообще предоставляющая нам самим решать свои проблемы, как бы ей ни хотелось сделать это за нас. Сразу находится ответ на вопрос, верой или делами спасается человек. Мама любит нас любыми. Наши добрые дела – как смешные подарки, которые дети делают мамам на 8 Марта. Они не могут принципиально изменить отношение мамы к нам, но очень радуют ее. Важна не ценность подарков самих по себе, а то чувство, которое заставляет нас их дарить и которое так ценно для мамы. Такой должна быть любовь к Богу – любовь детей к своей маме, а не восхищение солдата своим суровым командиром, в которое так часто выливается любовь к «Богу-отцу».