Чудеса - не то, о чем стоить начинать говорить с неверующими
15.10.2016
1095 просмотров
Дарья Косинцева

Чудеса, и в том числе воскресение Христа, – это вообще не та вещь, о которой стоить начинать говорить с неверующими. Серьезно. Чудеса – это очень интимная вещь. Это очень “для своих”. Вообще отношения с Богом – вещь гораздо более интимная, чем отношения между мужчиной и женщиной. В этом должно быть немного тайны и немного умолчания, и не стоит опошлять эти вещи излишней публичностью. Вот вы же не целуетесь при посторонних? Хотя наедине это очень даже уместно.

Громогласно возвещать про чудеса и даже про “Христос любит тебя!” на каждом шагу – это, по-моему, не совсем то миссионерство, к которому обязывает Христос учеников словами “идите и научите”. НАУЧИТЕ, понимаете. Педагогический опыт подсказывает, что худшие педагоги – те, кто “Ты должен! Ты опять не выучил! Тут же все очевидно! Чо непонятного?!” Рекламный опыт подсказывает, что худшие рекламщики – те, кто транслирует СЕБЯ. А нужно – вникнуть в “потребности целевой аудитории”. Нужно понять уровень, нужды, интересы другого человека – и зайти с ЕГО стороны.

Вот даже эти слова: “будьте просты, как голуби, и мудры, как змеи”. Что это значит для меня: 1) говорите на понятном собеседнику языке; 2) не ляпайте первое попавшееся на язык, будьте умнее, попытайтесь понять собеседника. Это качества и хорошего педагога, и хорошего миссионера. Вместо этого чаще всего христиане нарушают оба этих правила: они одновременно занудны, как профессора, и наивны, как школьники. И говорят только на СВОЕМ языке. Они сразу достают какой-нибудь “железный аргумент в пользу Бога” и машут им прямо перед носом собеседника. Кому такое понравится? Но “миссионеры” искренне возмущаются, когда у собеседника это вызывает только раздражение и иронию. Кстати, прежде всего стоит воспринять его именно как СОБЕСЕДНИКА, а не как ОППОНЕНТА.

Вот пишет мне человек, например, что Бога нет, потому что нет логичных и рациональных аргументов, и очередным пунктов ставит следующее:

"4. Если вдруг существование б(Б)ога будет доказано научно... (стандартный и скучный оборот) да-да, я охотно признаю существование Бога, но преклоняться перед ним не смогу и не захочу. Зачем? Для кого? Не хочу. Есть Бог, ну и слава богу. Я ему ничем не обязан. Рождаться себя я не просил. Страдать Христа за себя я не просил. И зачем мне верить, если можно сразу знать?”

БИНГО! Вот это и есть суть. Понимаете теперь весь ужас этих “научных доказательств существования Бога”, "неопровержимых логических аргументов", найденных обломков ковчега, официально зарегистрированных чудес? Зачем они ему нужны? Зачем пытаться ПРИНУДИТЬ человека признать Бога, которого он НЕ любит, не хочет, не понимает, которому он ничем не обязан и на которого он откровенно зол? Ему что, станет легче от того, что подтвердится существование Бога? Вот этого бессмысленного тоталитарного злобного Бога, котором он его видит? Конечно же, нет. Станет легче от того, что Христос воскрес – Христос, про которого он не понимает, зачем тот вообще умирал и воскресал, что это за бессмысленная операция?

Очевидно, что попытки заткнуть оппонента научными доказательствами или очевидными чудесами – это вообще не про любовь к ближнему, с помощью которой только и можно донести христианскую истину. Это про самоутверждение, во-первых. И про неверие, во-вторых. Потому что для меня попытки найти какие-то материальные подтверждение Бога – это свидетельство неверия. Если ты так радуешься очередному "подтверждению", это плохой знак.

Стоит очень аккуратно говорить на эти темы, даже если собеседник сам инициирует разговор. Скорее всего, у него там за пазухой свои “готовые аргументы”, и заходить надо совершенно не с той стороны, где он “уже сам все понял” и готов только поиронизировать, тщательно скрывая то, что его на самом деле волнует.

“Молчи, скрывайся и таи и чувства и мечты свои… Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? Поймёт ли он, чем ты живёшь? Мысль изречённая есть ложь”. – Эти слова очень подходят для описания того, как осторожно следует обращаться с именем Христа. Ведь это же самое сокровенное – а в самом этом слове содержится указание на то, что это сокровенное должно быть скрыто, а не выставлено напоказ на площади для осмеяния. В христианской философии первых веков существовала проповедь без Христа – когда христианские идеи доносились исключительно на светском, как мы сказали бы сегодня, языке. Нужно понять, что христиане сейчас вовсе не на своем поле, которое надо яростно защищать от захватчиков. Нет. Не стоит чувствовать себя оскорбленными и с чувством собственного "исторического права" пафосно вещать направо и налево: мы тут хозяева, а вы опасные маргиналы! Да нет, ребят, оглянитесь вокруг: это ж мы, христиане, – опасные маргиналы. Мы в тех же условиях, что и первые христиане, – во враждебном, не понимающем и подозрительном окружении, которое будет предсказуемо реагировать на то, что вы дубасите его одному вам понятными “истинами”, совершенно не отвечающими логике "века сего".

Я думаю, каждому христианину полезно иногда представлять себя в Иране, чтобы обтрясти с себя этот пафос “исторического права”. А то как-то многие слишком свысока проповедуют без угрозы для жизни. Перефразируя известное выражение, нужно “держать ум в Иране и не унывать”. Не унывать, а думать, как суметь донести до сердца другого ту искру, которая однажды, вопреки всему, зажглась у тебя внутри.