Гора идет к христианину
27.02.2014
10330 просмотров
Дарья Косинцева

Многие верующие сильно обижаются, когда атеисты требуют от них сдвинуть гору. Мол, не царское это дело – горы двигать, пойду-ка я лучше поразбираю, как именно богословие отличается от теологии, что лучше – апофатическое или катафатическое богословие и в чем истинная природа Троицы.

Тем временем за простым и наивным тезисом «веришь – докажи!», за привычным троллингом агностиков и атеистов скрывается реальная духовная жажда – та самая жажда увидеть свет вечной жизни на лице другого человека, чтобы поверить. «Но скажет кто-нибудь: "ты имеешь веру, а я имею дела": покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих (Послание Иакова 2:17-18)». В переводе на русские реалии это звучало бы: я тут елки от вырубки спасаю, политзаключенных защищаю, с коррупцией борюсь, а вы только свечки ставите и о Логосе треплетесь.

По-моему, обсуждать что-то дальше простых евангельских принципов – это, натурально, роскошь, пока эти принципы разделяют считанные проценты окружающих тебя людей, а воплощают иногда люди, далекие от христианства.

Прежде всего нужно определиться с тем, КАК действовать, а не как думать. Как эффективно сдвигать горы, а не как правильно составлять молитвословы. Иисус поражал последователей тем, что говорил «как власть имеющий, а не как книжник и фарисей». И те, кто упрекает верующих, что они не сдвигают гору, – тысячу раз правы! Вокруг нас безработица, наркомания, коррупция и алкоголизм. Глядя на это, нормальные люди уезжают за границу. Может ли верующий сдвинуть хоть на миллиметр гору, которая закрывает от нас, к примеру, светлое будущее России? Может ли вера сделать этот огромный участок бездорожной суши снова знаменем народов, носителем великой идеи и великих прорывов? Вот тут и проверяется, есть ли вера с горчичное зерно. Практика – критерий истины.

Усыновлять по 10 детей и показывать, что вот она – новая форма семьи, а не лесбиянки, геи, и шведские семьи. Создавать новые формы производства и поднимать депрессивные регионы. Я уж молчу про то, что христианин должен быть спокойным, позитивным, уверенным в себе и вообще всячески няшным созданием, которому хочется подражать. Попробуйте слепить такое существо из того, что смотрит на вас из зеркала.

Главный двигатель поведения людей – подражание тому, что нравится, а не рациональное соглашение с аргументами. Как говорится, «покажи, покажи, покажи мне любовь!».

На обломках религии потребления можно будет со смаком порассуждать о том, где именно находилось физическое тело Христа после Вознесения и является ли природа Марии божественной или человеческой. Но пока все эти рассуждения, сами по себе такие возвышенные и важные, являются злом. Конечно, для практикующего христианина, а не для историка церкви и библеиста, который вообще-то может быть и атеистом. Потому что у всех нас ограниченное количество часов в сутках. И если то, что находилось на периферии «области добра», смещается в центр внимания, то главное внезапно оказывается на периферии. И если для счастливого постмодерниста все темы равны как повод для бла-бла-бла, то у верующего должна быть в голове иерархия. Митрополит Сурожский Антоний предлагал простой критерий отделения важной истины от неважной: подумайте, готовы ли вы за эту истину умереть. Если кто-то готов до смерти настаивать на том, что Дух Святой исходит только от Отца, а не от Отца и Сына одновременно, значит, эта тема стоит обсуждения. Если нет – то достаем бритву Оккама и переходим к более важным проблемам.

Потому что горы не ждут. Когда сороконожка думает, какой ногой ступать, она спотыкается. И дьявол с удовольствием слушает наши рассуждения и хотел бы, чтобы христиане подольше обсуждали всякие важные богословские проблемы, не мешая ему действовать.