Нереальный Бог
21.02.2014
13019 просмотров
Дарья Косинцева

Православный активист А., с которым мы общаемся, пытается склонить меня на сторону "государственного православия", с чувством превосходства говоря, что я «мечтатель» и не понимаю «реальной жизни, где нужны полиция и армия, и иногда надо применять насилие». И я его прекрасно понимаю. Более того, я бы даже с ним согласилась, что реальная жизнь очень важна. Если бы оставалась, как прежде, атеисткой. Православный активист А. был бы очень удивлен, если бы узнал, насколько он сходится во мнениях со своим главным оппонентом – либеральным атеистом С., который, побывав на нашей тусовке верующих, сказал, что мы все «упоротые», в том числе и я: говорим о каком-то Боге, почему эта тема вообще важна?

Зачем нужен Бог в «реальной жизни»? Тем более христианский Бог. Он – просто бредовая фантазия. Если концентрироваться на «реальной жизни», то Бог в ней абсолютно лишний, а нужны только «полиция и армия, и иногда применять насилие». Вера в реальной жизни – вредная мечта. Это и Ницше прекрасно понимал, когда утверждал, что все христианство – полный бред, полностью не соответствующий «реальной жизни», где нужно применять насилие. Великий Инквизитор у Достоевского тоже собирался все устроить не по Христу, а по «реальной жизни» для «реальных людей», и внезапно пришедший Христос со своими вредными мечтами был ему абсолютно не в тему.

Реальная жизнь дает очень много оснований для насилия и очень мало оснований для веры в любовь и добро, для веры в человека и светлое будущее, для того, чтобы веровать в «во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия» и «чаять воскресения мертвых и жизни будущего века».

Но – «верую, ибо абсурдно», как говорил Тертуллиан, а не «верую, ибо основываюсь на реальной жизни». «Вера – уверенность в невидимом», – говорил Павел.

В невидимом, где все иначе – и при этом гораздо более реально, чем «реальная жизнь».