Популярное религиоведение
05.08.2017
472 просмотра
Дарья Коршун

Популярная наука – это супер. Моя жизнь была бы куда скудней без книжек Аси Казанцевой, статей и выступлений Александра Маркова, шуток Стивена Хокинга. Биология, психология и физика – царицы на книжных полках в разделе «популярная наука». Единственное, над чем я серьезно страдаю, – отсутствие популярного религиоведения. Некоторым популяризаторам науки ужасно пригодилось бы прочесть пару-тройку книжек о том, что такое религия и как ее изучают те люди, которые сосредоточены на своей узкой области знаний.

Религиоведение появилось приблизительно 150 лет назад. Приложил руку к становлению такой странной области научного исследования доктор философии Фридрих Макс Мюллер. Времена были интересными, естественные науки – страшно модными, религия – уже пару-тройку веков в немилости. Ну и, кроме того, оказалось, что христианство – это не единственная религия, а европейцы – не весь мир. (На самом деле эта информация до сих пор многих шокирует.)

Религиоведение – это наука-фантом. Потому что не имеет своей собственной единой методологии. Более того, это наука ни о чем. Существует несколько сотен определений того, что такое «религия», и несколько тысяч понятий, именуемых этим словом. Если кому-то кажется, что религия – это только христианство, ислам и, может быть, буддизм (ах, нет, простите, буддизм – это не религия), то это заблуждение. Во-первых, буддизм – это все-таки религия. Без Бога. Как и джайнизм, например. Так что Бог или боги – это совершенно не обязательно для религии. Во-вторых, в буддизме нет веры в существование души. Ну а зачем? Чтобы религия была религией, ни Бог, ни душа не нужны.

Конечно, кое-какое «рабочее» определение религии есть. Религия – это «унифицированная система верований и практик, связанных со священными предметами, то есть предметами обособленными и запрещёнными, — верований и практик, которые объединяют в одном-единственном нравственном сообществе, называемом церковью, всех тех, кто придерживается их» (Эмиль Дюркгейм). Но с 1912 года, когда вышла книжка с этим определением религии, много воды утекло. Есть даже отдельный научный труд, который называется «750 определений религии» (под редакцией Е. И. Аринина), так что каждый раз, когда я вижу, что кому-то втирают про «religare», я думаю о том, что этимология – это хорошо, но мало.

Существует ли религия без веры в сверхъестественное? Да. По крайней мере, так считает Роберт Белл, о чем с толком пишет в работе «Гражданская религия в Америке» (1967 год). Кажется, именно у Белла религия определяется как «идеология высшего порядка».

Как только не издеваются над бедной «религией» (знать бы еще, что это такое)! В целом, когда о религии пытаются писать популярно, получается неправда и плохо. Так, в книжке «Бог как иллюзия» Ричард Докинз вообще отказывает пантеизму в статусе специфически религиозного типа мировоззрения.

(Хотя, если я напишу книжку по биологии, я тоже напишу ее плохо, перепутаю кучу терминов и для людей «в теме» буду выглядеть очень неприглядно.) Оставлю пока до времени новых атеистов, которые на самом деле не слишком скрывают свою антиавраамическую направленность. Здорово, конечно, критиковать религию вообще, имея в виду свои личные убеждения по поводу христианства, ислама и иудаизма. Здорово, но к тридцатой странице какого-нибудь этакого опуса мне становится не смешно. Может быть, я из мести залеплю ужасно профанскую книжку по нейробиологии с саркастическими замечаниями и риторикой вместо полемики. Око за око и зуб за зуб (ну и урод получается – как пошутил кто-то).

Кстати, если религия – это идеология высшего порядка, то религиозность никак не связана со специфическим типом мышления. Верой в свои идеалы обладают люди с разным складом ума и уровнем интеллекта.

Что касается первых форм религии, то если вам кажется, что это анимизм, – добро пожаловать в XIX век. Очень сложно реконструировать мировоззрение по материальным огрызкам типа бус из раковин и наскальных росписей. Лично я не знакома ни с одним первобытным человеком и не могу сказать о том, как он мыслил. Может быть, он это делал ясней и лучше, чем я. (Зубоскальте, атеисты, я подставляюсь.) Более того, различные типы религиозности существуют одновременно. То есть жил-был аниматизм, он стал анимизмом, потом язычеством, потом пантеизмом, потом монотеизмом, потом деизмом, потом атеизмом? Так вот, нет. Не происходило никакой эволюции религиозных представлений. Ну то есть где-то и происходила, но в целом эта идея была модной все в том же XIX веке. Безусловно, религии, существующие тысячи лет, меняются. Но это не эволюция представлений, а культурные напластования на жесткий остов убеждений. Христианство послужило почвой для распространения атеизма, но не стало им. Поклонение ками остается и в современной, высокотехнологичной Японии, но не становится материализмом.

Вкратце религиоведение – это наука о том, что существует во многих формах, но словами трудно определяется и, что непонятно, - как изучать. («Сходи туда, незнамо куда, и возьми то, незнамо что».) Попробуй-ка исследовать священное как таковое! Или искусственным путем воспроизвести опыт нуминозного. Многие пытались, но пока никто не смог.

Может, поэтому не существует какой-нибудь веселенькой научно-популярной книжки под названием «Наука ни о чем». В целом довольно любопытно, что люди, изучающие религию как явление, очень осторожны в своих выводах и, как правило, не держат религиозных людей за идиотов. (Конечно, если это не какой-нибудь религиовед с крепким советским прошлым. Там уж выбора не было. А потом – привычка.) Как пошутил один из моих преподавателей, «религиовед, ненавидящий религию, – это как орнитолог, ненавидящий птиц». И мне как-то по-человечески очень обидно, когда про религию (религии) пишут всякие глупости.

Религия – это странное, интересное, сложное явление (явления).

Конечно, я немного кокетничаю, когда пишу про отсутствие методологии. Скорее для религиоведения их много, чем ни одной. Своя для социологии религии. Своя для феноменологии религии, другая для истории религии, еще одна для психологии религии и так далее. И да, иногда это специфически гуманитарный способ исследования. Однако религиоведение – это наука. Со всей беспощадной строгостью, которая присуща науке.

Поэтому было бы очень здорово, если бы с ее открытиями считались, а не сочиняли кто во что горазд странные и ненаучные идеи по поводу религии.

Итак, религия – это вера (?) в священное (но не обязательно сверхъестественное), выражающее себя в ритуальной практике (да, ритуал – это очень важно, хотя если ваше религиозное представление – итсизм, то религиозная практика не обязательна).

История религиоведения – это сам по себе очень захватывающий эпос, почище Старшей Эдды. Но сам предмет религиоведения по степени своей сложности и интересности похож на мифическое существо. Изучать религию – почти то же самое, что ловить единорога, с той лишь разницей, что религия существует. Религия – это очень человеческое явление, упрощать ее значит упрощать человека до булыжника у дороги.

Если вдруг кому-то кажется, что стало ясно, что такое религия, то хорошо вспомнить, что ученые, которые вот уже полтора века пытаются понять, что это такое, не столь проницательны и все еще не поняли. Найдите бедолаг и объясните наконец, а то сил нет. Ни курсовую тебе спокойно написать, ни диссертацию – одни страдания над концептуальным каркасом.