Православие или смерть
27.02.2014
4051 просмотр
Дарья Косинцева

У меня с верой получилось так же, как с мыслями о самоубийстве: я никогда не ожидала от себя ни того, ни другого, но в итоге получила оба опыта. До этого люди, переживавшие то и другое, казались мне полуидиотами-полуинопланетянами. 

Я ни на секунду не могла подумать, что смогу уверовать, так же как ни на секунду не могла поверить, что когда-нибудь мне всерьез захочется убить себя. Ведь логично – какие такие должны быть плохие жизненные обстоятельства, что лучше себя убить? Всегда же можно найти выход лучше. Да и люди, как ни странно, кончают с собой не в таких уж критических обстоятельствах. И вот однажды мне захотелось убить себя. Нет, это было не логическое решение, и обстоятельства были совершенно не критические. Но вдруг на меня наползла такая тьма, что-то жуткое. Я поймала себя на том, что всерьез обдумываю, как хорошо и приятно было бы порезать себе вены в ванной и больше не думать ни о чем. И мне стало по-настоящему страшно этой тьмы. Потому что я почувствовала, что это как бы не мои мысли, не я ими управляю. Это было совершенно непохоже на меня и немыслимо для меня, умной рациональной девочки. Но ОНО меня тянуло, липло к моим мыслям. И я поняла, что просто могу потерять контроль в один момент, стать полностью бессильной перед этой мыслью. Жуткий опыт. И это был именно опыт. Я поняла, что невозможно просто логическими рассуждениями объяснить это тому, кто это не прочувствовал. Я не смогла бы объяснить себе, как появляется мысль о самоубийстве, до того, как она появилась. Как невозможно объяснить ощущение от погружения в воду для того, кто не плавал. 

То же самое случилось у меня с верой. Это был абсолютно противоположный опыт – опыт невероятно солнечный, радостный, яркий, свободный. Это было погружение совсем в другую воду. Это было сродни школьному ощущению, когда ты долго-долго тупишь над задачкой по тригонометрии, все возможные варианты давно исчерпаны, ты в отчаянии бьешься головой об стол, истеришь, падаешь на диван – и вдруг наступает оно: ОЗАРЕНИЕ. Волшебное ощущение. Только тут вдруг ты видишь решение задачки своей жизни. Как объяснить другому, как к тебе пришло это решение? Как хотя бы себе дать на будущее формулу этого решения? Все, что можно сказать, – это то, что надо как следует помучиться и как следует захотеть.

Когда я начала читать разные духовные книжки, я встретила описание и объяснение своего самоубийственного опыта. Потому что мой опыт укладывается в эту схему один в один: вторжение чужеродной воли, демоны и вся прочая ересь прекрасно объяснили все мои ощущения. Так что встреча с демонами была, к сожалению, гораздо более явной и осязаемой, чем последующая встреча с Богом.

О чем это я? О том, что нужно всего лишь внимательно следить за собой, анализировать свой внутренний опыт, свои переживания для того, чтобы понять, что религиозная картина мира очень убедительна. Но в современном мире все пытается отвлечь нас от этого самосозерцания, пока, катясь по накатанной, человек иногда не обнаруживает себя на самом краю бездны, как обнаружила себя я и многие, многие, очень многие люди вокруг. Кто-то упорно в нее шагает, а кто-то отказывается от всех своих прошлых предрассудков и просто резко делает шаг в сторону. И спасает себя.