Про науковерие
26.01.2015
5534 просмотра
Дарья Косинцева

Для того, чтобы не верить в Бога, есть две причины: 1) не хочу; 2) нет аргументов. Большинство атеистов пытаются представить, что они не верят в Бога, потому что нет аргументов. На самом деле, они просто не хотят принимать эти аргументы – либо игнорируя, либо заявляя, что это «не аргументы». Это нормальный механизм психологической защиты – мозг отвергает ту информацию, которую не хочет принимать душа. Это штож, если Бог есть, мне надо жениться на своей девушке? Или перестать троллить в интернетах? И вообще, признать, что я не самый умный и крутой, а чмо пропащее? Да ни в жизнь. Боганет. 

О таком этапе неприятия Бога я писала в свое время в посте «Секс, наркотики и деревянная лошадка: зачем Бога нет».

Для того, чтобы «найти» аргументы в пользу Бога, нужно сначала захотеть их увидеть. Потому что Бог никогда не навязывается и не давит авторитетом – он всегда оставляет все возможности для того, кто хочет объяснить его действие совпадениями и галлюцинациями.

Собственно, я была точно такой же самой обычной атеисткой. И в самом главном Бог убедил меня вовсе не аргументами. Вообще встречу с Богом трудно объяснить словами. Я бы назвала это даже не встреча, а «прикосновение», «дуновение». Это прикосновение вывело меня из довольно жесткой депрессии и, без преувеличения, совершенно изменило все внутри меня. Не в том смысле, что я вдруг стала святой, а в том, что мое самовосприятие и вектор моего развития вдруг совершено изменился. Вместо «о, я такой непризнанный гений» стало – «какое же я унылое и самое обычное чмо». Вместо блуждания от одной философской темы к другой я увидела абсолютно простую и ясную дорогу – не в стиле «сквозь тернии к звездам», а в стиле «надо позвонить маме», «пора найти работу». Понимание того, что я не сверхчеловек, а обычная гуманитарочка-неудачница, дало мне возможность принять христианство – «религию убогих», с точки зрения гордого атеизма.

Так я начала потихоньку стараться жить по-христиански. Но внутри у меня все-таки сохранялся этот разрыв – да, я сама лично почувствовала Бога, но как принять то, что невозможно доказать научно?! 

Сейчас я понимаю, что такой подход – это чистое «науковерие», такая разновидность философского язычества. Основной постулат этой религии: «это доказано научно, значит, это существует». Как быть с тем, что не доказано научно? Это бред! А если будет доказано? Нуу…

Для меня переломным моментов в отказе от науковерия стал аспирантский курс философии науки. 99% «научный материалистов» даже не слышала такого сочетания – опять же, по той простой причине, что в догматике науковерия Наука – это абсолютная истина и никакой философии у нее быть не может. Так вот, курс философии науки в аспирантуре призван научить будущих ученых самих к себе относиться критически и научиться понимать ограниченность науки. 

Это как в школе учат, что на ноль делить нельзя, а 2*2=4. А потом выясняется, что на ноль делить можно (если не ошибаюсь, получается все множество действительных чисел), а дважды два равно всякому разному в зависимости от системы счисления. 

В общем, курс философии науки внезапно продемонстрировал, что наука – это не Абсолютная Истина, а просто ограниченный подход к изучению довольно ограниченного круга явлений. К тому же в науке куча субъективности, нелинейности в развитии, грызни научных школ и подгонки данных. 

Лично мне на семинаре выпало делать доклад по книге Фейерабенда «Против метода» – в нашем переводе называется «Против методологического принуждения». Так вот, Фейерабенд заявляет: а какого, в общем-то, черта наука претендует на такую универсальность? Вообще-то главное не метод, а результат. Если для меня молитва эффективна, то почему я вообще должен подвергать ее какому-то «научному доказательству»? Как только Фейерабенд не прошелся по науке в этой книжке! Он называет ее новой, самой агрессивной антигуманной религией, с собственной Инквизицией, которая пытается выжечь любые другие подходы, захватить умы, единолично присутствовать в школе, залезть во все сферы, даже совершенно для себя не подходящие. Это при том, что, повторяю, научный метод – это просто один из методов, весьма ограниченный и применимый только для ограниченного круга явлений. Вы можете добиться им крутейшего прогресса, окружить человека современным удобствами и новейшими гаджетами, но не построите ему счастливую семью. Хотя науковеры, конечно, будут сопротивляться этому утверждению: мол, построим, еще как! Пароходы же построили, самолеты же построили! В общем, материалисты-науковеры – это такие ревнители карго-культа, которые из самолета делают Бога.

Вот чудесная цитата из Фейерабенда для понимания: «Таким образом, наука гораздо ближе к мифу, чем готова допустить философия науки. Это одна из многих форм мышления, разработанных людьми, и не обязательно самая лучшая. Она ослепляет только тех, кто уже принял решение в пользу определенной идеологии или вообще не задумывается о преимуществах и ограничениях науки. Поскольку принятие или непринятие той или иной идеологии следует предоставлять самому индивиду, постольку отсюда следует, что отделение государства от церкви должно быть дополнено отделением государства от науки – этого наиболее современного, наиболее агрессивного и наиболее догматического религиозного института. Такое отделение – наш единственный шанс достичь того гуманизма, на который мы способны, но которого никогда не достигали».

Короче, Фейерабенд разбил божественный нимб вокруг науки в пух и прах (и это я еще молчу про другие книжки из этого курса). Я начала верить в Бога со спокойной совестью. Даже если не читать еще десятки книг по философии науки, этой книги хватит, чтобы поколебать авторитет науковерия и дать достаточные аргументы для веры в Бога тем, кто готов поверить. Ну а тем, кто не готов, вряд ли помогут какие-то книги.