Религия унижает человека?
11.10.2014
6898 просмотров
«Религия унижает человека», «в религии человек – раб Божий», «религия давит человека чувством вины» – ну вы все это не раз слышали. Ну а атеизм и материализм, само собой, религиозному мракобесию противостоят, человека возвышают, и вообще возвращают ему человеческое достоинство. Как бы не так.

«Религия разума» и «религия Человека», возможно, и ценит человека, но как-то очень ограниченно – как функцию этого самого разума. Ну то есть абстрактный человек велик, но на деле выходит, что есть не так уж много Великих людей, а вот остальные... грубо говоря, материал. На первый взгляд вывод кажется слишком крайним, но весь 20 век говорит о том, что «религия Человека» на практике к такому разделению и приходит: есть Человеки, а есть биоматериал. А все потому, что человек рассматривается как винтик – винтик эволюции, винтик прогресса.

В материалистическом мире – холодная, равнодушная или даже жестокая вселенная. Конкретный человек с его личностью – песчинка, случайность посреди моря других случайностей. У него нет цели и смысла существования, кроме попыток защитить себя от этой жутковатой вселенной. Только бы устроиться покомфортнее, только бы с наименьшими потерями прожить краткий отпущенный нам отрезок времени. Это модель жесточайшей корпорации – безличный клерк в машине биологического воспроизводства и машине унижения человеческого достоинства. От него ждут только «эффективности». Его «начальник», жестокая вселенная, нещадно карающая за любой промах – любить и прощать не может. Пробиваться в такой «корпорации» тоже можно только локтями. Именно поэтому материалистически обосновать добро, совесть, взаимопомощь получается очень плохо – уж слишком ограничена сфера их применения в таких условиях.

"Человек материалистический" зажат между «генетической обусловленностью» и «социальной обусловленностью», это какой-то биомеханоид, раб генов, гормонов и ролевых моделей своей стаи (общества). Человек – это поумневшая обезьяна, который зачем-то пишет картины и стихи. Ах да понятно зачем – чтобы сублимировать сексуальную энергию, в смысле потому что самка не дает. Вот такое вот «возвышение и освобождение человека» получается по итогу. Материализм любит дальнего, но к ближнему, то есть к реальному человеку, беспощаден.

Напротив, мнимое «рабство» человека перед Богом оборачивается совсем другой стороной. В религии человек – не просто венец эволюции, а венец творения. Он – любимый сын Божий. То есть реализуется не модель корпорации, а модель семьи. «Рабство» человека перед Богом – это как отношение к отцу: отец может посоветовать что-то или наказать в крайнем случае, все из любви. Родители нас могут пилить, они часто недовольны нами, но просто потому что нас обожают, как свою плоть и кровь, и хотят для нас лучшей жизни. Это не начальник, который вытурит тебя за плохие показатели без выходного пособия. Мы отлично знаем: хотя мы часто спорим и ссоримся с родителями, что бы мы ни творили, мама и папа будут до конца помогать, заботиться явно или втихаря – даже когда мы отказываемся от помощи. Вот модель отношений человека и вселенной в христианстве – взаимоотношения двух личностей: личности Сына и личности Родителя. «Более всего другого Богу любезен человек; и естественно: потому что человек есть прекраснейшее из Его творений и существо, способное любить Бога» (Климент Александрийский).

В религии человек – это «образ и подобие Бога», а его падение – это вселенская трагедия. Если бы Бог относился к человеку так, как относится к нему эволюция в материалистической философии, он бы просто выкинул «испорченный вариант». Цель конкретного человека – не комфортный путь к смерти, а путь к восстановлению в себе образа Бога. Вот что говорит религия, «которая делает из человека раба»: «Ибо душа обнаруживает собой царственность, совсем далекую от тупой приниженности, потому что не имея владыки над собой и будучи самовластной, она самодержавно располагает своими хотениями» (Григорий Нисский, «Об устроении человека»). Правда, это сильно отличается от той марионетки генов, инстинктов и общественных установок, которую рисует нам материализм? Как говорится, почувствуйте разницу.

Самое интересно, это то, что многие люди это отлично видят в материализме – и им такая картина человека даже нравится. Почему? Да потому что если ты продвинутая обезьяна – легко гордиться тем, если ты хоть чуть-чуть поднялся над сородичами. Ну да, есть у меня свои недостатки, но сами понимаете - это все естественные причины. Не я такой, жизнь такая, генетика такая, общество такое, инстинкты такие. Так что на общем фоне я еще очень даже ничего.

А если ты – недоделанный Бог – то нужно осознавать, как далеко тебе еще до задуманного идеала. Это и есть мнимое "чувство вины" в религии – чувство, что еще есть куда развиваться, в отличие от пассивной самоуспокоенности "человека материального". Планка для богов гораздо выше, чем для обезьян, и немногие готовы ее принять в ущерб собственной гордости.