В Библии всё насквозь противоречиво – и это классно!
08.09.2017
1775 просмотров
Юрий Беспечанский

Я считал себя достаточно образованным юношей. Любил русскую классику, особенно Достоевского, романы которого мы всерьез обсуждали со школьным соседом по парте, Серегой. Серега был художником – у него был просто колоссальный дар акварелиста. И он открыл мне мир искусства. Я помню, как мы шли из школы домой и спорили о Леонардо, Микеланджело, Рафаэле. Мы мыслили себя продолжателями титанов Возрождения: начинающими великими гениями. Оба сошлись на общем увлечении фильмами Тарковского. В 10-м классе мы поставили себе грандиозную задачу: объединить все науки и все искусства. Что поделать, мужчине, чтобы быть собой довольным, иногда надо перевернуть весь мир. После школы Серега пошел в архитектурный, а я в политехнический. Изучал физику и химию, но больше мне нравилось нечто философско-религиозное, особенно индийская философия и эзотерическая философия (Агни-Йога, Бхагават-Гита). Меня привлекала их таинственность и сверхъестественные возможности человека (левитация, выход в астрал и т.д.).

Когда я впервые прочитал Библию («образованному человеку» полагалось иметь о ней представление), меня неприятно поразили две вещи. Во-первых, всё как-то слишком приземленно и некрасиво: никаких тебе путешествий в астрал, но унылые еврейские истории про каких-то людей, которые на праведников, мягко выражаясь, совсем не тянут. Я обращал внимание на самые темные истории их жизни. Вот «отец веры», Авраам, из трусости отдает свою жену в гарем герарского царя. Вот другой великий царь, Давид, мало того, что хитростью овладевает чужой женой, так еще и чужими руками убивает ее мужа! И так – весь Ветхий Завет! Мерзость на мерзости… Это что? Святая Книга? Такое ощущение, что ее составляли какие-то идиоты, совершенно не заботящиеся о том, кто весь этот «коктейль» будет читать.

Новый Завет тоже был хорош. Ну, я уже видел в «Андрее Рублеве» Тарковского чтение фрагмента из 1 Коринфянам, 13 про любовь – это мне понравилось. Но вот дальше, такое чувство, что Иисус Христос тоже мало заботился о том, кто Его слушает и понимают ли они Его? Например, меня неприятно поразил вот этот отрывок: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6:54). В своей реакции я был абсолютно солидарен с Иисусовыми учениками: «Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! Кто может это слушать?... С этого времени многие из учеников отошли от Него и уже не ходили с Ним» (Ин. 6:56-66). Я думал: что за глупый Иисус! Любой политик знает, что и как говорить, чтобы удержать толпу сторонников вокруг себя; а Этот одной нелепой фразой разогнал большую часть. Как-то нелогично всё это, нелепо как-то.

Но окончательно ввели меня в ступор две истории, связанные с распятием Христа. Сначала Он молится в Гефсиманском саду: «И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты» (Матф. 26:39). Что? Бог, пришедший спасти всё человечество, вдруг проявляет сомнение, как интеллигентский хлюпик, вроде меня? Но совсем меня «добила» молитва Христа на кресте: «А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! Лама савахфани? То есть: Боже мой! Боже мой! Для чего Ты Меня оставил?» (Матф. 27:46). Чертовщина какая-то! – подумал я. Бог оставил Бога! Иисус, всё зная, зная, зачем Он идет на крест и распятие и что Он потом воскреснет, вдруг вопит, проявляя слабость. Может, Он вовсе не Бог, а обычный человек, вроде меня? Я ВДРУГ ПОНЯЛ, ЧТО Я НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮ В ЭТОЙ БИБЛИИ, несмотря на то, что считаю себя весьма умным человеком.

…И меня осенило. Я как будто почувствовал себя рядом с Иисусом в этой Гефсимании. Во мне ведь тоже борются разные мотивы, я ведь тоже сомневаюсь и мучаюсь. Что, если Он мучился, чтобы понять меня и помочь мне? Я могу Ему сопереживать, а вот статуе матроса, который со связкой гранат в руке бросается под гитлеровский танк, я сопереживать не могу; во-первых, я – не герой, а во-вторых, у статуи лицо такое каменное, как будто ей всё равно, жить или умирать: ни жизнь не дорога, ни смерть не страшна. Вдруг я вспомнил все те моменты, когда я был очень одинок, всеми не понят и оставлен. Что, если Иисус кричал это на кресте, чтобы быть рядом со мной в такие моменты, чтобы иметь власть сказать: Я с тобой, Я прошел через то, что ты сейчас проходишь, и победил… Значит, и ты пройдешь и победишь.

Вдруг Евангелие для меня ожило. Да, оно странно и нелогично, как странна и нелогична жизнь, в отличие от красиво придуманной математической теории или философского учения. Я ВДРУГ ПОНЯЛ, ЧТО БИБЛИЯ НЕ ПРИДУМАНА: ТАКОГО ПРИДУМАТЬ НЕВОЗМОЖНО! А значит, все библейские истории не сочинены кем-то в каких-то целях, а вдохновлены прямо с Небес – они не отсюда. Именно поэтому Библия не стесняется прямо говорить о проблемах и грехах своих героев: ведь, если быть честным, у меня тоже есть «темная сторона», о которой лучше, чтобы никто не знал. Значит, они – такие же, как я, небезгрешные (в отличие от Иисуса). Но они прошли и победили, значит, и я смогу пройти и победить.

В Инете, на атеистических сайтах, гуляют страницы типа «800 противоречий Библии». Да будь их хоть 10 800! Хорошо сказал апологет Церкви II века Тертуллиан: «Нам говорят – как могла земная женщина, тем более Дева, родить Вечного Бога? Нам говорят – как мог вечный Бог на три дня умереть. Это – достоверно, ибо нелепо; это – несомненно, ибо невозможно!»

И, на закуску, для «философствующих умов». Кажется, Гегель произнес: «противоречие есть источник развития». С некоторых пор «распутывание» библейских противоречий стало одним из моих любимых занятий. Потому что я знаю: если дойду до конца размышления, в финале меня ждет удивительное открытие!